Поиск по сайту


+16
Издание предназначено для лиц старше 16-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


советские новогодние открытки 1988-го года


Блюда грузинской кухни (Советский ОБЩЕПИТ)




Финляндия, Урхо Калева Кекконен, НЕОБХОДИМО РЕШИТЕЛЬНО ОСТАНОВИТЬ НЕБЛАГОПРИЯТНОЕ РАЗВИТИЕ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ФИНЛЯНДИЕЙ И СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ. 10.12.1958 г.

НЕОБХОДИМО РЕШИТЕЛЬНО ОСТАНОВИТЬ НЕБЛАГОПРИЯТНОЕ РАЗВИТИЕ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ФИНЛЯНДИЕЙ И СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ

Речь по радио и телевидению 10 декабря 1958 года, в период «заморозков»

 

Граждане!

Со времени моего пребывания на посту премьер-министра я помню, что когда какое-либо значительное политическое решение или высказанное в прессе мнение не нравилось Президенту Ю. К. Паасикиви, потому что могло подвергнуть опасности его внешнюю политику, то он своим обычным запальчивым тоном говорил: «Если это дело скоро не выяснится, я выступлю по радио». Однако ему никогда не приходилось выполнять эту свою угрозу. Я нахожусь теперь в худшем положении, чем мой уважаемый предшественник, в том отношении, что должен специально говорить о внешнеполитическом положении Финляндии.

В некоторой степени удручает то, что надо вновь возвращаться к теме, которая с осени 1944 года господствовала в речах Президента Паасикиви. Когда он после войн целеустремленно и смело принялся за то, чтобы вывести Финляндию со дна оврага, глубокого, как пропасть, — пользуюсь здесь образными словами самого Паасикиви, — он принял за исходный пункт старую истину, что внешняя политика предопределяет внутреннюю, веским примером чего он считал судьбу финского народа. Вторым, не менее важным исходным пунктом были для него слова английского историка Маколея: «Признание фактов — начало мудрости».

Господствующим во всей внешней политике Финляндии является вопрос об отношениях к нашему восточному соседу — Советскому Союзу. Это наша основная внешнеполитическая проблема, от которой зависит будущее финского народа. После несчастных войн требуется перемена всей нашей позиции по отношению к Советскому Союзу, чтобы убедить его в искренности стремления всего финского народа к прочным дружественным отношениям между нашими странами, к основанному на доверии сотрудничеству между ними. «Никогда в будущем наша внешняя политика не должна быть направлена против Советского Союза, и мы должны убедить нашего восточного соседа в том, что эта наша политика непоколебима»,— вот вкратце «линия Паасикиви», выраженная его же словами.

Деятельность Паасикиви, направленная на создание дружбы между Финляндией и Советским Союзом, имела целью устранить недоверие, порожденное историческими условиями. «Недоверие к нам со стороны Советского Союза является особенно опасным для Финляндии, — говорил Паасикиви в 1945 году и продолжал: — Могучий Советский Союз, конечно, не боится Финляндии, но для нас имеет жизненно важное значение добиться того, чтобы СССР доверял политическому руководству и народу Финляндии и был убежден в том, что Финляндия не участвует ни в каких тайных интригах против него». Устранение недоверия — предпосылка для создания взаимного доверия, но взаимное доверие — это отношение между двумя сторонами. Недостаточно просто выражать свое доверие к соседу и уверять, что на основании своей честности мы заслуживаем доверия соседа, ибо, как выразился Паасикиви в 1947 году, «как бы красиво ни выглядела официальная внешнеполитическая программа, тем не менее соседи, следя за тем, что происходит в области международного сотрудничества, всегда заглядывают и во внутренние дела государства». В соответствии с этим Паасикиви во всех своих решениях принимал во внимание то, что способствовало укреплению благополучно зарождавшегося в Советском Союзе доверия к Финляндии. Он знал, что успех новой политической линии не гарантируется одним лишь тем, что мы сами хотим этого. Эта линия не могла основываться только на том, как мы оцениваем вопросы, или на том, какие цели мы своими действиями преследуем. Новая линия стала возможной лишь после того, как другая сторона научилась верить в наши честные цели и в наши дела. После проигранной войны мы должны были заслужить доверие нашего соседа. Это был для нас, финнов, тяжелый урок.

По многим причинам нашему народу часто было трудно усвоить реалистический подход к внешнеполитическим вопросам, но после перемирия 1944 года наши дела пришли в такое состояние, что финский народ одобрил новое внешнеполитическое направление, и сообразно с этим мы начали строить свои отношения с Советским Союзом. Трудно было в один миг изменить взгляды, укоренившиеся в течение десятилетий. В частности, в конце 1945 и начале 1946года правительство Паасикиви столкнулось с оппозицией как со стороны парламентских кругов, так и в прессе, отражающей сравнительно широко распространенные среди наших граждан мнения. Главе правительства пришлось ясными и прямыми словами отстаивать свою политику. «Конечно, можно легко загубить все, что у нас еще осталось... но нынешнее правительство не примет в этом участия — тогда надо сформировать другое правительство», — говорил Паасикиви в феврале 1946 года.

Таким образом, мы снова продвинулись вперед. Доверие к нашей политике в Советском Союзе возрастало. В 1948 году был заключен Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Фактически только в 50-х годах, после короткого периода охлаждения в наших отношениях, начался период основанного на взаимном доверии сотрудничества между Финляндией и Советским Союзом, период, отвечающий интересам обеих стран и принесший столь положительные результаты Финляндии. Товарооборот из года в год расширялся, культурные связи оживлялись, взаимное доверие и понимание укреплялось. Визиты руководящих политических деятелей и ознакомление различных групп населения с условиями жизни в соседней стране сближали наши народы и их руководителей. В течение заканчивающегося вскоре десятилетия мир пережил много угрожающих кризисов, но Финляндия благодаря своей внешней политике стояла вне влияния кризисов и порождаемых ими настроений. С течением времени это наше особое положение стало получать признание за границей. Там часто с уважением говорили о малом северном народе, который своим умом и крепкими нервами, без посторонней помощи обеспечил себе безопасное нейтральное положение в соседстве с великой державой. Несколько дней назад я прочитал отзыв о нашей стране, высказанный руководящим западноевропейским государственным деятелем представителю Финляндии. Этот деятель сказал, что он с неослабным уважением отмечал то чутье и искусство, которое Финляндия проявляла в своей восточной политике, давая этим хороший пример остальному миру. Хотя в минувшие годы в будничной жизни нашей внешней политики и отмечались свои внутренние разногласия, сегодня это спокойное время и эти безопасные с точки зрения внешних отношений годы кажутся прекрасной идиллией.

Венцом успехов нашей внешней политики следует считать заключение осенью 1955 года соглашения о возвращении Финляндии арендованной территории Порккала. Удовлетворение в нашей стране было тогда безраздельным, а радость наших заграничных друзей по поводу нашего достижения — искренней.

Но вскоре после возвращения Порккала в стране вновь началась странная и совершенно неожиданная реакция. Особенно она проявилась в печати. Начали появляться «мемуары» и «исследования», которые продавались гигантскими тиражами. Информационная деятельность части прессы приняла антисоветский оттенок; та же тенденция проявлялась во многих газетах при высказывании ими своих взглядов.

Здесь следует принять во внимание два обстоятельства. Издательская деятельность проходила у нас в рамках закона, под защитой свободы печати. Это, конечно, неоспоримый факт. Но в Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи мы обеспечили себе ценное политическое право оставаться в стороне от противоречий между великими державами, и это составляет опору нашей политики нейтралитета. С другой стороны, это означает, что мы приняли на себя обязательство занять по отношению к противоречиям между интересами великих держав нейтральную, объективную позицию или воздерживаться от определения своей точки зрения по этим противоречиям. Ответственное руководство государства не может проводить внешней политики, предусмотренной Договором 1948 года, без поддержки общественного мнения страны. Обязательство, о котором я говорил выше, не касается, конечно, происходящей в мире идеологической борьбы. Мы стоим за свою демократию.

Второе обстоятельство, которое мы не можем обойти, — это то, что за последние годы в Советском Союзе не было опубликовано ни одной враждебной по отношению к Финляндии статьи или книги. Руководители правительства Советского Союза обратили на это наше внимание во время моего прошлогоднего визита, желая подчеркнуть этим то огорчение, которое они чувствовали по поводу финской издательской деятельности. Мы получили ясное представление о том, какое важное значение придается этому вопросу в Советском Союзе. В замечании, которое сделал советский премьер-министр в своей речи по этому вопросу, была высказана точка зрения, заслуживающая серьезного внимания. В своей ответной речи я защищал нашу сторону, сказав, что, к сожалению, такая издательская деятельность проводилась у нас, но что это только накипь на поверхности, которая исчезнет с укреплением дружественных отношений. Вероятно, мое заявление не произвело в Советском Союзе большого впечатления, ибо там скоро стало известно, что слова, сказанные мною в нашу защиту, были здесь, на родине, осуждены некоторыми кругами. Следовало, очевидно, отрицать явные факты.

Такая же отрицательная реакция наблюдалась после прошлогодних успешных переговоров в Москве. Высказывались эмоциональные утверждения, умаляющие достигнутые важные результаты. Тщательно взвесив каждое слово, я должен сказать, что в последнее время в Финляндии подрывалась в различных формах основа той политики хорошего соседства, доверия и доброй воли, которая была создана между Финляндией и Советским Союзом.

С большой тревогой я наблюдал эти явления. За исключением открытой враждебности к Советскому Союзу, выраженной в некоторых высказываниях, ни одно из этих явлений в отдельности не имело бы особого значения, по, вместе взятые, они являются тяжелым бременем для нашей внешней политики. В последнее время я часто вспоминал фразу из несравненной книги Фридриха Зибурга о психологии народа «Француз ли бог?». Зибург пишет: «Французская портниха отдала бы целое состояние за секрет, как обращаться с клиенткой плохо и все-таки продавать ей платья».

Ослабление доверия к Финляндии в Советском Союзе было бы уже само по себе вредным для нас, но в международной обстановке, носящей угрожающие признаки ухудшения, это ослабление доверия является исключительно серьезным для нас делом. Паасикиви имел привычку доказывать, что «интересы России по отношению к Финляндии всегда носили военный характер... В экономическом и культурном отношении великий Советский Союз не может извлечь отсюда многого... Военные интересы России по отношению к Финляндии накладывали всегда отпечаток на историю нашей страны». Во второй половине текущего года положение в Европе серьезнейшим образом обострилось, и явные признаки указывают нам, что продолжение подобного развития можно ожидать и в будущем году. Кажется, что черные тучи, грозящие войной, приближаются к нашим границам. Наши национальные интересы требуют, чтобы мы сумели восстановить свои отношения с Советским Союзом на той же основе доверия, на которой они находились, например, во время заключения соглашения о Порккала или во время прошлогодних переговоров.

В течение всей осени мы в Финляндии следили за тем, как со стороны Советского Союза проявлялись признаки недостаточного доверия к нашей стране. Еще в сентябре из Хельсинки выехал советский посол. В течение этой осени ухудшились торговые отношения. Эти прискорбные явления — по крайней мере в руководящих кругах — были известны. Но тех, кто считал, что о тревожном развитии надо говорить откровенно, поскольку этим можно облегчить восстановление нормальных отношений, заклеймили как виновников кризиса и изменников интересам Финляндии. Это не ново: ведь то же самое происходило и в последний период минувшей войны. Всегда в трудные времена на людей, не желающих закрывать глаза на реальные факты, неизменно обрушивается беспощадная критика. С другой стороны, имеются широкие круги хладнокровных граждан, которые не замечают ничего необычного и, уж во всяком случае, никакого внешнеполитического кризиса, так как этот кризис не оказал еще большого влияния на повседневный ход жизни. Для этих кругов мое выступление может явиться неожиданностью. Но трудности надо предотвращать прежде, чем они затронут жизненные интересы нашего народа.

Повсеместно задают вопрос: есть ли у Советского Союза повод для недоверия к Финляндии и ее правительству? Я должен сказать, что вообще рискованно, да и не следует делать какие-либо предположения, осуждать или одобрять мотивы деятельности какого-либо другого государства: посторонний никогда не сможет иметь о них полного представления. Никто в мире не должен иметь и тени сомнения в том, что до тех пор, пока я являюсь президентом республики, я буду использовать принадлежащие мне как президенту конституционные прерогативы таким образом, чтобы внешнеполитический курс Финляндии не изменялся. Мне известно также, что правительство, подавшее заявление об отставке, не принимало никаких решений, имеющих целью изменить курс нашей внешней политики. Но поскольку наш сосед, быть может на основании других замеченных им в Финляндии явлений (о некоторых из них я говорил выше), не питает больше полного доверия к нашей искренности и наши официальные заверения оказываются безрезультатными, то это такой факт, который не перестанет существовать, если мы скроем его или будем отрицать его значение. Нам остается решить, какие выводы следует сделать из сказанного.

Многие газеты западных стран советовали нам, что мы должны делать. Советы мы получали не только от прессы: нам обещали помощь и поддержку, как обычно говорят, «на случай каких-либо трудностей». Однако позвольте мне сказать тем, кто дает нам советы, что в конце концов мы должны сами, без посторонней помощи проводить свою внешнюю политику. Так мы поступали до сих пор, так будем поступать и впредь. Именно тот факт, что мы сами, без посторонней помощи урегулировали наши весьма щекотливые внешнеполитические отношения после войны, заслужил признание со стороны других стран. Конечно, мы нуждаемся во всем том сочувствии и во всей той свободной от политических спекуляций экономической помощи, которую могли бы получить, и мы уплатим свой кредит до последнего пенни. Но наше политическое положение твердо определено. Любое внешнее вмешательство в него, с какими бы хорошими намерениями оно ни совершалось, будет нами отвергнуто, поскольку оно было бы во вред нам. Я заявлял некоторым иностранным журналистам, что ни одной стране не следовало бы надеяться на ухудшение отношений между Финляндией и СССР, ибо это не нанесло бы никакого существенного ущерба Советскому Союзу и ни одно иностранное государство не извлекло бы из этого никакой пользы. Финляндии же такая политика не только не помогла бы даже в самой малой степени, а, наоборот, привела бы к противоположным результатам.

Но надо ли нам обращать внимание на соображения Советского Союза и на возможное отсутствие у него доверия к нам? Финляндия — самостоятельное государство, которое имеет право и обязано решать свои внутренние дела, как оно считает нужным. Исходя из этого положения, приходили и к такому драматическому утверждению, что Финляндия ведет теперь новую борьбу за свою независимость. Напрасно спорить по этому вопросу, поскольку Финляндия имеет право вести свои дела так, как считает нужным. Но в нынешнее время даже второразрядные крупные державы не могут не учитывать мировую политическую обстановку. Если мы будем говорить только о наших правах, то, попятно, ничто не может помешать нам жить в своей стране так, как нам угодно, но тогда мы должны быть готовы принять на себя ответственность за последствия своих действий. Когда я писал эту речь, на моем столе лежала взятая из дворцовой библиотеки биография Снеллмана. В этой книге подчеркнуты характерным для Паасикиви образом слова Снеллмана: «Здесь выступают крупные политики, которые, очевидно, воображают, что политическая правомерность — это то же, что ловкое показание в уездном суде». Это написано почти сто лет назад, но остается верным и сегодня!

Тот, кто достигнет в Финляндии подлинного и честного единства по вопросу о реалистической внешней политике, создаст основу для широкой свободы действий, насколько это только возможно в существующих условиях. При этом следует помнить и о наших важных торговых и культурных интересах на Западе, в особенности об отношениях с братскими Скандинавскими странами, которые также имеют определенное политическое значение для сохранения мира в Северной Европе. Чем больше доверия в наших отношениях с Востоком, тем лучше предпосылки у нас и для расширения полезных связей на Севере.

В своем интересном докладе профессор Пунтила отметил, что советская дипломатия не нарушила правил международной практики, но своей пассивностью довела отношения между нашими странами до состояния «стоячей воды». И действительно, Советский Союз не вмешивался во внутренние дела Финляндии, но в рамках своих прав выразил свое мнение, и этого права у него, понятно, нельзя отнять.

У нас не ведется теперь борьба за независимость, поскольку последняя не находится под угрозой. Но если уж употреблять слово «борьба», то надо сказать, что теперь идет борьба за следующее: сумеем ли мы в своей политике практически поддерживать то доверие, на котором теперь основывается политика дружбы между Финляндией и Советским Союзом. Наши национальные интересы требуют выполнения этой задачи. Вокруг наших национальных интересов должен объединиться весь народ.

Отношения Финляндии с ее восточным соседом — это вопрос нашей судьбы. Так было и так будет всегда. В течение многих столетий Финляндия была политическим и военным аванпостом Запада. Для нас это означало много разрушительных войн на протяжении нескольких столетий и много проигранных войн в течение последних двухсот пятидесяти лет. Члены Аньялаского союза пытались в свое время создать на основе сотрудничества мирные отношения между Финляндией и Россией. За эту попытку им пришлось заплатить жизнью, тюрьмой или изгнанием. После 1944 года широко распространившееся убеждение в необходимости таких отношений создало предпосылки для проведения прочной политики мира и достижения прочной дружбы между Финляндией, принадлежащей к западной культурной сфере, и ее восточным соседом. За последние годы в широких слоях финского народа с радостью встречен тот факт, что в результате стремления Финляндии и Советского Союза укреплять дружественные отношения в этой сфере достигнуты большие результаты. Не трудно, вероятно, понять, какое глубокое удовлетворение это доставило мне. Я уже сказал вначале, как угнетающе действует на меня необходимость — как это было в конце 40-х годов — вновь доказывать, что политика дружбы диктуется нашими национальными интересами. Когда был забыт основополагающий принцип, что внешняя политика всегда предопределяет внутреннюю, возник прискорбный и вредный разрыв в отношениях между Финляндией и Советским Союзом, которые должны всегда основываться на искренности и откровенной честности, и это относится не только к внешней политике и официальным заявлениям, но и ко всему тому, что выражает общее мнение граждан.

В течение последних недель газеты и другие издания, представляющие и вырабатывающие мнения, вновь обратились к утверждениям десятилетней давности, что лица, отстаивающие идею дружбы между Финляндией и Советским Союзом, якобы являются трусами и раболепствующими людьми и что они в каком-то смысле не финны. В 50-х годах эти обвинения уже исчезли из обихода. Теперь, как и тогда, они являются одинаково ложными. Мне кажется, что подлинная храбрость и подлинная политическая смелость требуются, наоборот, от тех, кто открыто выступает в поддержку «линии Паасикиви», делая это даже тогда, когда эта линия не имеет так много сторонников, как в лучшие дни.

Мы, финны, должны во всей своей деятельности неизменно оберегать нашу свободу и независимость, трудиться на пользу наших национальных интересов, стоять крепко за благо Финляндии, одним словом, быть хорошими патриотами. Мы должны любить и строить свою демократическую государственную и общественную систему, свою свободную демократию. В этом нет противоречия с политикой добрососедства. Наоборот, лишь на основании доброго соседства мы можем достигнуть прочных результатов для финской политики, направленной на обеспечение независимости страны и сохранение мира. Я надеюсь, что народ окажет всеобщую поддержку этой точке зрения, поскольку она является наилучшей гарантией обеспечения нашего будущего.

 

По книге: Урхо Калева Кекконен. Финляндия и Советский Союз. М., 1975.



НАВЕРХ

Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!


Мы в соц. сетях
reddit telegram vkontakte facebook twitter odnoklassniki pinterest tumblr


Финляндия


Интересное

Геннадий Фиш - У шведов


О Франции и французах


Новое на сайте

03.04. новые пластинки - Журнал КРУГОЗОР № 1 за 1964-й год, Гелена Вондрачкова, Эстрадный сборник

02.04. Франция - из справочника "Страны мира за 1985 год", Чехословакия - из справочника "Страны мира за 1985 год"

01.04. новости - Памяти Агнии Барто - автора любимых детских стихотворений

31.03. ФРГ - из справочника "Страны мира за 1985 год", Финляндия - из справочника "Страны мира за 1985 год"

30.03. Норвегия - из справочника "Страны мира за 1985 год", Нидерланды - из справочника "Страны мира за 1985 год", Шпицберген - из справочника "Страны мира за 1985 год", Польша - из справочника "Страны мира за 1985 год", Португалия - из справочника "Страны мира за 1985 год", Румыния - из справочника "Страны мира за 1985 год", Сан-Марино - из справочника "Страны мира за 1985 год"

27.03. новые пластинки - Здислава Сосницка (Польша), Ежи Поломски (Польша), ФЕСТИВАЛЬ ПОЛЬСКОЙ ПЕСНИ — ОПОЛЕ 67

25.03. новости - Неподражаемая Клавдия Шульженко

19.03. новые пластинки - Слава Пшибыльска, Слава Пшибыльска поет любимые песни, Радмила Караклаич, Поет Радмила Караклаич (Югославия), Драган Антич

16.03. новости - Один из последних классиков европейского кинематографа Бернардо Бертолуччи

13.03. новости - «Девочка с васильковым глазами» Ирина Алферова, новые пластинки - Известные исполнители — Balkanton, Пластинка к 40-летию Победы, O maximo de sucessos da musica popular brasileira


 

© Sovetika.ru 2004 - 2020. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки, фотографии, открытки.

Free counters!

Top.Mail.Ru

Австрия