Поиск по сайту


+16
Издание предназначено для лиц старше 16-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


РОДНОЕ СЛОВО - 2 Учебник по чтению для учащихся 2-го класса четырёхлетней школы (1987 г.)


По эстонии - 37 маршрутов для туристов (1982 г.)




СОВЕТСКИЕ ЖУРНАЛЫ, Советское военное обозрение (журнал №1 за 1988 год), Гранатовый цвет (Теплов Ю.)

Гранатовый цвет (Теплов Ю.)

 

Советское военное обозрение (журнал №1 за 1988 год)

Полковник запаса Юрий Теплов родился в 1937 году. Окончил apтиллерийское училище, служил начальником станции кругового обзора, был на комсомольской работе, затем стал профессиональным журналистом. После окончания Литературного института имени А. М. Горького работал в редакции газеты «Красная звезда», опубликовал несколько книг.

Предлагаем вниманию читателей отрывки из его новой повести о ратных подвигах советских воинов, выполняющих интернациональный долг в Афганистане.

Специального корреспондента центральной газеты Новикова редакция командирует в Афганистан. Перед отлетом в Кабул Новиков случайно услышал самодеятельную песню «Гранатовый цвет» — о том, как украинский парень спас в бою афганского солдата. «Песня просто так родиться не могла», — рассуждает Новиков. Он уверен, что в ее основе лежит подлинный факт, и решает найти истоки этой песни.

И вот Новиков в расположении батальона, которым командует капитан Гасанов.

Было неправдоподобно тихо, и капитан Гасанов подумал о том, что такие же ночи, с крупными, как абрикосы, звездами, часто случаются в его родном Азербайджане.

Он только что проводил шестую роту. Ее командир, старший лейтенант Серик Данияров, повел людей в ночь, через горы, чтобы к рассвету выйти на перевал. Им предстояло закупорить выход из ущелья. Основные же силы батальона должны были начать движение в три ноль-ноль, переправиться через реку и выйти к узкой горловине — входу в эго ущелье. Там батальон афганской армии проводил операцию.

Не видно было ни костров, ни дыма полевых кухонь. Не слышно было шума моторов БМП. Они замерли полукольцом, прикрытые бруствером из булыжников, каждая на своей, определенной необходимостью позиции. А впереди затаилось боевое охранение.

Капитан Гасанов, проверив посты, возвращался на КП, где должны были собраться командиры подразделений. Шел и думал о том, как-то сложится завтрашний день. Как покажет себя новый комбат, потому что будь ты семи пядей во лбу, но после Руслана Аушева командовать батальоном ох как трудно! За тем шли безоглядно в любую передрягу. Но Герой Советского Союза майор Аушев уехал в академию, пообещав обязательно вернуться после учебы. Вернется ли? Дело даже не в его желании, а в обстоятельствах, в ситуации, в служебной целесообразности.

Для Гасанова не было секретом, что к новому командиру приглядываются, сравнивают с прежним и еще долго, наверное, будут сравнивать.

На отгороженной боевыми машинами площадке стоял выносной стол, над которым была подвешена переноска. На столе расстелена карта, и над ней склонились новый комбат майор Сергей Гузачев и начальник штаба Адам Аушев, родной браг Руслана. Увидев своего заместителя по политчасти, Гузачев спросил:

— Как там у бойцов настроение, Рахиль Шахбалович?

— Хорошее настроение, командир, — ответил Гасанов.

Командиры рот и взводов собрались все сразу. От родной роты Гасанова, где он до недавнего времени был заместителем командира по политчасти, прибыл прапорщик Сорокопуд. Высокий, голубоглазый, с пышными пшеничными усами, он больше походил на дядьку-наставника, чем на строгого старшину или боевого командира. Солдаты называли его за глаза «дядя Леша», выказывая этим какую-то особую признательность, и, наверное, не за ежедневные старшинские заботы, а за что-то большее, за то, что не поддается бумажному учету и уставным формулировкам.

Докладывали коротко и по-деловому: о расстановке людей, проверке вооружения, наличии боеприпасов и сухого пайка. А неразговорчивый капитан Виктор Ревнев обошелся всего одной фразой:

— Рота в готовности.

Гузачев сжато и лаконично отдал боевой приказ, еще раз напомнил о свето- и звукомаскировке. Потом вдруг сказал совсем не по-командирски:

— Всем свободным от службы — спать. По часу — на каждый глаз.

Гасанов подумал, что все равно вряд ли кто уснет. В такие ночи обычно не спится. И еще отметил немногословие комбата. Говорунов в боевой обстановке не любят. Майор Аушев тоже не любил долгих разговоров и пустых слов.

— Пойдете со своей. — сказал ему Гузачев. — Я — с первой. Начштаба — на КП.

И это было правильно, потому что солдат своей роты Гасанов знал наперечет. Ему и по долгу службы, по обязанности политработника положено было знать людей, их настроение, нужды. А тут, в Афганистане, тем более все солдатские радости и печали на виду. Гасанову было известно даже о том, кто от кого ждет писем и кто о чем думает сейчас, в эту настороженную тихую ночь.

«Его» рота располагалась рядом с командным пунктом батальона. Хотя и поступила команда «Спать», однако народ тихо колготился, пристраивавшись на ночлег кто где. Тоненький и стройный, как лозинка, Хайдарчик — рядовой Хайдаров, притулясь к башне БМП. бормотал что-то, записывал в тетрадку. Гасанов был одним из первых слушателей и читателей его стихов — сначала на таджикском языке и тут же, в его же переводе, — на русском. Хайдарчик писал о походах, о белых памирских снегах и черных глазах любимой девушки, которой у него не было.

В ближайшем к БМП окопе устроился снайпер рядовой Бахром Салихов, маленький, жилистый и до предела отчаянный, даже рисковый. В соседнем окопе сидел у пулемета неразговорчивый и сверхскромный Николай Зайцев. В свободное время он подолгу писал кому-то письма, но не отправлял их, а складывал в вещмешок. И только когда в роту приходила почта, тоскливо и безнадежно взглядывал на почтальона. . .

Обходил Гасанов позиции роты, заговаривал иногда с людьми и размышлял о том, что служба в Афганистане и есть проверка на крепость. Что, как бы ни выглядели внешне молодые люди, какие бы черты характера и замашки ни имели, экстремальные обстоятельства все расставляют по своим местам, обнажают нутро, самую что ни на есть человеческую суть. А суть у всех одна советская. И слово «традиции» обретает в таких обстоятельствах особый, настоянный на жизни смысл, который ведет при надобности на подвиг и заставляет безоглядно распахнуть душу навстречу другому человеку.

Сегодня днем Гасанов вручил экипажу БМП во главе с сержантом Александром Поповым вымпел имени сержанта Сергея Шашева, который служил в их батальоне полтора года назад и вошел в историю части как один из ее героев.

Их было трое разведчиков, вынужденных принять неравный бой. Сержант Шашев был ранен и понимал, что всем оторваться от противника не удастся, а сведения о нем в штабе были нужны позарез. И он отдал свое последнее распоряжение:

— Уходите через зеленую зону. Я прикрою.

Кончились патроны, кончились гранаты. Осталась одна-единственная, которую он берег для себя. И когда с торжествующим воем душманы кинулись к раненому русскому бойцу, раздался взрыв. . .

Шашеву было столько лет, сколько и сержанту Попову, подумал политработник, вручая вымпел. Видно, не нашлось фотокарточки Шашева в солдатской форме, не до фотографирования было в сумятице боев. А родные прислали в пиджачке и в белой рубашке. Таким и изобразил Шашева на вымпеле художник.

. . .Гасанов услышал неторопливый говор сержанта Попова, сетовавшего кому-то на медлительность и ненадежность почты. Откинув на БМП водоотражатель, он устроил постель из шинели и вещмешка. Сидел на ней, тихо беседуя с прапорщиком Сорокопудом.

Увидев заместителя командира батальона по политчасти, Сорокопуд шагнул к нему, по-уставному приложил руку к головному убору, собираясь официально доложить, чем занимается рота. Гасанов остановил его, и тот пошел рядом с капитаном в сторону, где расположился взвод обеспечения под командованием прапорщика Юрия Антипова, прижимистого, как все снабженцы, и щедрого одновременно.

— Помните старшего лейтенанта Лисса? — спросил Сорокопуд.

— Помню.

— А рядового Атаева?

Гасанов кивнул утвердительно.

— У меня, товарищ капитан, такое чувство, что сердце скоро переполнится. Ведь боевой товарищ живет не только рядом, но и в сердце. И даже потом живет, после расставания. . . Я потому их вспомнил, что последний раз мы виделись в такую же вот ночь. И тоже не спалось.

— Какой уж тут сон, Алексей Иванович, — подтвердил Гасанов.

— Знаете, о ком я все время вспоминаю, товарищ капитан? О Дочке. Когда я уезжал из дома и садился уже в автобус, она сказал: «Откуда провожаю, здесь и встречу. Понял, папа?» Два дня назад письмо получил от жены. Пишет, что хотела перебраться в город, а Елена ни в какую: «Обещала папе дождаться на автобусной остановке и дождусь». Вот ведь какое упрямое дите!

В этом слове «упрямое» Гасанов почувствовал такую любовь и такую благодарность «дитю», что у него защемило сердце. Откровение — за откровение, и он признался, что тоже болеет памятью, что во сне и наяву чаще всего видит одну и ту же картину. Зимний солнечный день, двухлетний Сашка, как медвежонок, в комбинезоне, катится с горы на санках и визжит от радостного страха, а внизу стоит Лена в черной шубке и белой шапке и закатывается к счастливом смехе.

Ночь лежала тихая и невесомая. В эту тишину вписались ворчанье речки, прыгающей по камням, запах осенней травы и яркий серп полумесяца.

Не спал и комбат Гузачев. Он понимал, чго непросто командовать батальоном после Аушева, что перед подчиненными тоже иногда приходится держать экзамен, который для него уже начался. Вспоминал напутствие начальника штаба полка, бесшабашного, отчаянного напоказ и не напоказ, расчетливого в боевой обстановке майора Георгия Крамаренко:

— Людей береги, — говорил он. — Шашку на выдерги — и дурак может. Умей по-умному взвесить и распорядиться. . .

Думал Гузачев и о том, что повезло ему с заместителем по политчасти: и людей знает, и вынослив, как скалолаз. . . И жалел о том, что уходит начальник штаба, уже есть приказ о новом назначении Адама Аушева. . .

Внизу билась о камни сердитая река, которую предстояло форсировать.

«Дурная река, — думал прапорщик Сорокопуд, то ли дело днепровские Самара и Орель: спокойные, тихие, луга вокруг и ромашки на берегу…»

И Гасанов вспомнил свою Куру, к излучине которой прижался городишко Али — Байрамлы, где он родился и вырос, где бывал теперь лишь редкими наездами. У Куры нрав покруче, чем у этой речушки. Кура — река загадочная, недаром ее Лермонтов воспел. . . Представил выщербленные ступени старинного монастыря Джвари, откуда бежал лермонтовский Мцыри. Если взглянуть со скалы вниз, туда, где сливаются Арагви и Кура, можно увидеть две струи в одном русле — светлую и темную. И только попав в теснину между скалами, они перемешиваются, сплетаются и бегут к Каспийскому морю. Память, как вязальные спицы, одну петлю цепляет за другую. Убежала когда-то давным-давно Кура из своего прежнего русла, оставив потомкам в наследство береговую скалу. Одно лето их рота отрабатывала на ней элементы горной подготовки. Как-то после занятий пошли они с командиром по обрыву бывшего береги к обнаружили древнее пещерное поселение. А в самой большой пещере увидели на степах уже полуобвалившиеся цветные фрески на библейские сюжеты. Кто жил в том селении, чья рука разжигала пещерный очаг, какой творец расписывал стены, рассчитывая на вечность?. .

Вечность поглощала часы и минуты, приближая рассвет и первый шаг в завтрашний день. В половине третьего все пришло к движение. Вполголоса отдавались команды, вполголоса звучали доклады. Наконец взревели двигатели, и форсирование реки началось.

Они уходили в рассвет с верой в свое солдатское дело. С неразлучным своим пулеметом шагал рядовой Андрей Аксютин. Улыбаясь, оглянулся в последний раз на место ночлега не ведающий своей завтрашней судьбы сержант Александр Попов. Нес в вещмешке тетрадку с так и не увидевшими света стихами стройный, как лозинка, рядовой Хайдаров Хайдарчик.

Никто из них не знал, что в это самое время спускается по тропам одна из душманских банд, которую ведет Пегобородый, чтобы напасть на мирный кишлак в час утреннего намаза. Об этом нападении сообщил им встретившийся на пути оборванный афганский мальчик. Застынет в дверях крайнего дома капитан Гасанов, увидев обезображенный труп женщины. Наткнется у дымящейся мечети на истекающего кровью крестьянина Хайдарчик. . .

Но все это случится позже, когда взойдет солнце. И вообще много чего еще произойдет в ближайшее время.

До встречи с афганским мальчиком оставалось два с половиной часа. И три часа — до той минуты, когда Хайдаров, увидевший у мечети окровавленного дехканина, скажет Сорокопуду :

— Смотрите, товарищ прапорщик, тут еще один, и как будто еще живой. . .

Это будут его последние слова. . .

(продолжение следует)

Автор — Теплов Юрий

Советское военное обозрение (журнал №1 за 1988 год)

 



НАВЕРХ

Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!


Мы в соц. сетях
reddit telegram vkontakte facebook twitter odnoklassniki pinterest tumblr


Советские журналы


Интересное

Посетите Болгарию (информация для советского туриста)


Вильнюс на открытках 1969-го года


Новое на сайте

26.09. новые пластинки - Журнал Колобок № 7 за 1990 г., Журнал Колобок № 11 за 1991 год, Журнал «Кругозор» № 3 за 1967 г. (5-6), Журнал «Кругозор» № 3 за 1967 г. (7-8), Журнал «Кругозор» № 3 за 1967 г. (9-10), Журнал «Кругозор» № 3 за 1967 г. (11-12), Сочи 67 - Международный фестиваль молодежной песни

26.08. новые пластинки - Забытые мелодии, ЗИМА - сборник, Мария Кодряну, Заяц и волк - Звуковые страницы детского журнала «Колобок», Сказка Осьминожки, Журнал Колобок № 2 за 1986 г., Журнал Колобок № 4 за 1986 г., Журнал Колобок № 9 за 1989 г.

22.08. новые пластинки - ВИА Веселые ребята, Анне Вески, Музыкальная сказка «Лесной выдумщик», ГОСТИ МОСКВЫ, 1966, Арсен Дедич (Югославия), Журнал «КРУГОЗОР» за 1969 г. № 9. Песенные премьеры, СЕРГЕЙ ЕСЕНИН (Буклет-сувенир (1970 г.))

15.08. новости - За свободную и процветающую Белоруссию!

01.08. новости - История виниловых пластинок и проигрывателей

23.07. Преимущества переводческого агентства и особенности его услуг

15.07. новые пластинки - Двенадцать слонов - Югославская сказка, Музыка из к/ф «БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА», Нани Брегвадзе - старинные романсы, группа «Аракс», Сказка Виталия Бианки «Колобок — колючий бок», В городе Калинине у огня вечной славы

07.07. новые пластинки - Маша и Витя против против Диких Гитар, Голубой вагон, Яак Йоала (Эстонская ССР), АББА (Швеция), Вокально-инструментальный ансамбль ЯЛЛА (Узбекская ССР)

22.06. новые пластинки - Гибкая грампластинка

18.06. новые пластинки - Песни Александра Зацепина


 

© Sovetika.ru 2004 - 2020. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки, фотографии, открытки.

Free counters!

Top.Mail.Ru