Поиск по сайту


+16
Издание предназначено для лиц старше 16-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


Клавдия Шульженко. Фотографии


советские новогодние открытки 1978-го года




ИНДИЯ, Штаты Индии (1981 г.), Введение

Г.В. Сдасюк

Штаты Индии. Природа. Население. Хозяйство. Города

Введение

ИНДИЯ - СОЮЗ ШТАТОВ

 

Штаты ИндииСовременные штаты Индии созданы в 1956 г. на основе лингвистического (национального) принципа. Они пришли на смену колониальной системе административно-территориального управления, которая служила важной опорой господства британского империализма в Индии. Одна из главных особенностей этой системы состояла в дроблении, разделении народов, говорящих на одном языке, что противодействовало их национальной консолидации.

Национальный, языковый и этнический состав населения современной Индии необычайно сложен. Цензом (переписью) 1961 г. в стране зарегистрировано 187 языков, но из них 23 языка, каждый из которых насчитывает свыше 1 млн. носителей, охватывают 97,3 % населения страны. Абсолютное же большинство языков — это языки малых народов и племен («адиваси»): половина их общего числа (94) насчитывает менее 10 тыс. человеко-носителей, 164 — менее 1 млн. Таким образом, если исходить из численности жителей, говорящих на том или ином языке, языковая дробность в Индии не столь велика, как может показаться на первый взгляд. Но в отличие от других многонациональных стран в Индии не существует языка, который бы абсолютно преобладал по численности говорящих на нем. Наиболее многочисленное хиндиязычное население составляет лишь 30,4 % жителей страны (1961 г.). В то же время хинди, телугу, маратхи, тамильский, на каждом из которых говорит свыше 30 млн. человек, относятся к числу самых распространенных языков мира.

В северной и центральной частях страны распространены народы индоарийской группы индоевропейской языковой семьи, составляющие 72% всего населения. Южную Индию заселяют дравидские народы — тамилы, телугу (андхра), каннада (каннара), малаяли, образующие около четверти жителей страны. Малые народы и племена, заселяющие преимущественно горные территории Крайнего Северо-Востока, Восточной и Центральной Индии, говорят на языках семьи мунда и мон-кхмерской.

Многие крупные индийские народы — тамилы, телугу, каннада, малаяли в Южной Индии, бенгальцы, маратхи, орня, ассамцы и др. — в Северной Индии обладают историко-географической общностью, высокой древней материальной и духовной культурой. Уже в колониальный период они выделялись как нации с сильным чувством национального самосознания. Ядра распространения этих народов и историко-географические области их обитания четко выражены. С древнейших времен существовали государственные образования, экономической основой которых служили очаги земледелия на плодородных прибрежных равнинах, в долинах и дельтах крупных рек. Древние историко-географические особенности различимы и в современной материальной и духовной культуре индийских народов, в системе их расселения. Они отражены в названиях историко-географических областей, и теперь широко употребляющихся в Индии.

Административно-территориальная раздробленность, которая поддерживалась и усиливалась финансово-экономическими рычагами, служила одним из традиционно-действенных средств британского правления в колониях. Индия в современных границах включала в то время 8 британских провинций — территорий, непосредственно аннексированных колониальными властями и составлявших так называемую «Британскую Индию», и 554 княжеств, которые находились в вассальной зависимости от британской короны и именовались «туземной» Индией. Британские политики писали: «Если мы превратим всю Индию в английские округа, наша империя по самой природе вещей не продержится более 50 лет, по, если мы сможем сохранить большое количество туземных княжеств без сохранения их политической власти... мы сможем господствовать в Индии до тех пор, пока мы сохраним наше превосходство на морях» (*1).

Британские провинции представляли обширные пространства, тяготевшие к крупнейшим портам. Они имели многочисленное население и отличались относительно высоким уровнем экономического развития. Они занимали командующее транспортно-географическое положение в стране, обеспечивали полное стратегическое господство над конгломератом княжеств и обычно преграждали их выход к морю. Княжества представляли мозаику образований разнообразнейших размеров, разбросанных по всей стране. На них приходилось 48 % площади Индии и 28 % ее населения в современных границах. Три крупнейших княжества — Хайдарабад, Джамму и Кашмир, Майсур — по размерам были сравнимы с западно-европейскими государствами. Выделялись и другие довольно значительные образования, как, например, Вадодара (Барода) на Западе, Траван-кур на Юге, Гвалияр, Индур, Бхопал в Центральной Индии; Джайпур, Биканер, Джодхпур, Удайпур в Раджпу-тане и др. Но в Центральной Индии, на полуострове Катхиявар и в Раджастхане существовала россыпь мелких и мельчайших княжеств, скорее напоминавших помещичьи владения.

Административно-территориальные образования, из которых состояла колониальная Индия, имели границы, определявшиеся не историческими, национальными, экономическими, природными или какими-либо другими объективными факторами. Они напоминали скорее рубежи дислокации британских войск и служили исключительно для удобств колониального правления. Как правило, британские провинции и княжества состояли из территорий с разноязычным населением, народы одного языка рассекались административными границами. Так, по данным переписи 1931 г., население Мадрасской провинции составляли (в%): тамилы (39,7), маратхи (0,3), телугу (38,0), малаяли (8,0), ория (4,0), каннада (3,7), хиндустанцы (2,6). Родным языком для 48,3% населения Хайдарабада был телугу, 26,2% жителей составляли маратхи, 11,2% —каннада, 10,9% —западный хинди; официальным же языком княжества, во главе которого стоял низам-мусульманин, был урду. Так проводилась политика противодействия национальной консолидаций индийских народов, поддерживалась территориальнохозяйственная раздробленность страны.

Однако при этом вряд ли можно согласиться с мнением, что начавшийся в колониальный период «процесс формирования экономических районов происходил вне сколько-нибудь заметной связи с этой (административно-территориальной.— автор.) структурой» (*2). И на современной экономической карте Индии, на которой уже нет политических границ княжеств, об их былом существовании свидетельствует, например, сеть железных дорог обычно метровой колеи в отличие от ширококолейных магистралей, проходивших по территориям провинций. Это особенно характерно для территории бывшего княжества Майсур в Южной Индии. В княжествах складывалась сеть населенных пунктов, тяготевших к их столицам. Территории бывших княжеств (лишь за исключением Майсура) и ныне имеют более низкий уровень социально-экономического развития. Особенно резко выделяется, например, обширное пятно отсталости бывшего Хайдарабадского княжества, отдельные части которого ныне вошли в Андхра Прадеш, Махараштру и Карнатаку; они являются наиболее отсталыми, проблемными территориями этих штатов. Хозяйственная консолидация территорий, ранее состоявших из большого числа княжеств, таких, как Раджастхан, Катхиявар, Центральная Индия, — проблема сложная и затяжная.

Политика британских колониальных властей, направленная на изоляцию территорий, заселенных малыми народами и племенами, имела долговременные последствия. Индийская комиссия по реорганизации штатов, работавшая в 1955—1956 гг., отмечала: «Экстремистские требования сегодняшнего времени отражают проводившуюся политику создания «национальных заповедников». Это была фундаментальная британская политика; делались попытки выделить территории, заселенные племенами, и по возможности изолировать их от внешних влияний, в особенности предотвращая иммиграцию сюда из других мест» (*3). «Внутренние линии» сегрегации служили для изоляции племен от основной массы индийского населения; даже индийским чиновникам, занятым в аппарате колониального правления, запрещался въезд в эти территории, и в то же время здесь всячески поощрялась деятельность европейских христианских миссий. Таким образом поддерживалась относительная территориально-хозяйственная замкнутость районов обитания племен и проводилось их активное «охристианивание» (сопровождавшееся, правда, некоторым повышением уровня грамотности — миссионерские центры обычно сочетают церковь, школу и больницу). Результаты такой деятельности с особенной силой проявляются на Северо-Востоке Индии, в горных территориях, примыкающих с юга к долине Брахмапутры, где обитают народы нага, мизо и др.

Процесс капиталистического развития в многоязычной Индии сопровождается формированием наций, ростом их самосознания, стремлением к объединению народов, говорящих на одном языке в пределах единых административных границ. «...Для полной победы товарного производства необходимо завоевание внутреннего рынка буржуазией, необходимо государственное сплочение территорий с населением, говорящим на одном языке, при устранении всяких препятствий развитию этого языка и закреплению его в литературе» (*4). Одним из важнейших лозунгов национально-освободительной борьбы индийского народа, развернувшейся с конца XIX в., было требование образовать лингвистические (национальные) провинции и ликвидировать княжества. Это требование особенно настойчиво выдвигалось на Востоке (в Бенгалии, Ориссе) и в Южной Индии, где уже сложились крупные нации и гнет феодальных правителей-князей был нетерпим.

Хотя партия Индийский национальный конгресс, возглавлявшая освободительную борьбу индийского народа, с самого начала поддерживала популярный лозунг создания языковых штатов и ликвидации княжеств, после достижения Индией независимости проведение административно-территориальных реформ проходило в сложных условиях. Кроме князей и помещичье-фео-дальной верхушки против образования языковых штатов выступили индийские монополистические круги, которые опасались, что такая реформа укрепит позиции национальной буржуазии отдельных штатов, уменьшит для них возможности эксплуатировать страну как единую громадную вотчину. За различными требованиями в национальном вопросе можно проследить интересы различных национальных групп буржуазии в их борьбе за внутренний рынок страны.

Можно выделить несколько основных этапов эволюции федеративного устройства Индии, которые отражают усиливающуюся национальную консолидацию ее народов.

Первый этап охватывает 1947—1956 гг., когда происходило постепенное укрупнение княжеств, создание после принятия конституции независимой Индии (январь 1950 г.) нескольких категорий штатов: бывшие британские провинции образовали штаты группы «А», княжества рассматривались как штаты групп «В», «С» и «D». На смену административно-территориальной, «княжеской» раздробленности приходила более укрупненная, стандартизированная сетка, но все это происходило без кардинальных преобразований. Второй этап ознаменовался большой победой прогрессивного демократического движения — реорганизацией штатов на основе языкового принципа. В соответствии с рекомендациями Комиссии по реорганизации штатов в 1956 г. были сформированы две категории административно-территориальных единиц высшего уровня:

а) «штаты», образующие основные единицы, составляющие Индийский союз и имеющие конституционные отношения с Центром на федеральной основе. Эти единицы фактически покрывают всю страну;

б) «территории», которые по стратегическим или другим соображениям не могут быть объединены с каким-либо штатом и управляются Центром. Союзные территории управляются президентом республики, действующим — в той мере, в какой он найдет это нужным,— через посредство назначаемого им администратора (лейтенант-губернатора или главного комиссара) или через правительство соседнего штата.

Большинство крупнейших наций и народов страны образовали 14 лингвистических, или национальных, штатов. Особенно радикально изменились административные границы в Южной Индии, где на месте чересполосицы Мадрасской и Бомбейской провинций и княжеств возникли национальные штаты: народ телугу образовал штат Андхра Прадеш, тамилы-Тамилнаду (до 1968 г. этот штат именовался Мадрасом), каннада — Карнатаку (до 1973 г.— Майсур), малаяли —Кералу. Менее существенно изменились границы в центральной и северной частях страны. Бенгальцы, ория, ассамцы добились создания соответствующих административных единиц, объединяющих основные территории их заселения, еще до независимости. Создание крупнейших штатов — Уттар Прадеша и Мадхья Прадеша (оба хиндиязычные), а также Бихара и Раджастхана происходило в значительной степени путем перегруппировки ранее существовавших административно-территориальных единиц (*5).

Зона Северо-Центральной и Центральной Индии, где сосредоточена основная масса хиндиязычного населения, а также близко родственных к ним языков групп бихари и раджастхани,— одна из наиболее отсталых по уровню социально-экономического и культурного развития. Эта зона аморфна и по своей территориально-экономической структуре, и по степени национальной консолидации народов. В некоторых историко-географических областях Центральной Индии и Гангской равнины (Чхаттисгархе, Авадхе, Багхелкханде и др.) диалекты хинди столь явно различаются между собой, что иногда их считают самостоятельными, но близко родственными языками. Однако национальное самосознание у народов этих территорий слабое. Народы, заселяющие нижнюю часть Гангского бассейна и примыкающее плато Чхота Нагпур, разговаривают на языках группы бихари-бход-жпури, магахи, майтхили, но нередко называют своим родным языком хинди. Подобная же слабость национальной консолидации и национального самосознания наблюдается у раджастханцев. Границы между штатами в этой зоне появились в результате группировки бывших княжеств и округов, они не отражают рубежей, которые намечаются между хиндиязычными народами, различающимися по диалектам, субэтническим признакам, областям историко-географического распространения.

При реорганизации 1956 г. две многочисленные, сложившиеся нации Западной Индии — маратхи и гуджаратцы— были объединены в один громадный штат Бомбей. Это образование возникло в результате давления могущественных монополистических марварийско-гуд-жаратских групп, а также парсов, деятельность которых сосредоточена в г. Бомбее. Выступая против реорганизации штатов по лингвистическому принципу, индийские монополии особенно активно противодействовали этому в Западной Индии — зоне своего наибольшего влияния. Сознавая слабые шансы лишить маратхский народ возможности создать свой национальный штат, они предлагали выделить город Бомбей в качестве самостоятельной административной единицы, что поддерживалось также некоторыми государственными деятелями. В 1960 г. под давлением требований маратхского народа штат Бомбей был разделен на Махараштру со столицей в Бомбее и Гуджарат (столица — Гандинагар).

Еще более длительное время продолжалась борьба пенджабцев за создание их национального штата. Эта борьба переплеталась с религиозным движением сикхизма во главе с партией Акали Дал, что смешивало национальный, лингвистический принцип с религиозной борьбой. В ноябре 1966 г. двуязычный Пенджаб был разделен по лингвистическому принципу на Пенджаб, населенный преимущественно пенджабцами, и Харьяну с хиндиязычным населением. Эту дату, совпадающую с десятилетием принятия Закона о реорганизации штатов по лингвистическому принципу, ориентировочно можно считать завершающей второй этап федеративного устройства крупнейших народов и наций Индии.

В результате реорганизации по лингвистическому принципу крупнейшие индийские нации объединились в штаты, которые охватывают от 75% (пенджабцы, раджастханцы) до 99 (кашмирцы) и 99,7% (ассамцы) численности соответствующих народов. Особое положение сложилось в обширной зоне хиндиязычного населения, где существуют три хиндиязычных штата — Уттар Пра-деш, Мадхья Прадеш и Харьяна; к ним примыкают Бихар, где хинди также является самым распространенным языком, п Раджастхан, где на нем говорит 1/3 населения. В сумме на первые три штата приходится 3/4 носителей языка хинди, а в сочетании с Бихаром, Раджастханом и Пенджабом эта зона сосредоточивает 95% хиндиязычного населения.

Естественно, что существующие нации составляют большинство населения «своего» штата. Однако размеры этого «большинства» колеблются в широких пределах. Даже в наиболее однородных по языку штатах (как, например, Керала, Гуджарат) иноязычное население составляет значительную (5—10%) долю. В Джамму п Кашмире кашмирцев насчитывается немногим более половины населения, в Карнатаке каннада — несколько менее 2/3. Многонациональны крупные индийские города, особенно города-миллионеры, но традиционное саморазмежевание по языку, касте, материальному и социальному положению столь велико, что даже в «котлах» городской жизни Индии процесс межнационального смешения не очень активен.

Одной из объективно наиболее сложных проблем при реорганизации штатов по лингвистическому принципу было проведение границ, поскольку пограничные области расселения соседствующих народов обычно имеют смешанный национальный состав. При проведении границ руководствовались как лингвистическим составом населения, так и сложившимися территориально-экономическими связями, традиционным тяготением к тем или иным административным центрам, а также другими критериями, выходящими за лингвистические рамки. Тем не менее взаимные претензии и недовольство по поводу проведенных границ и поныне существуют между многими штатами: например, между Карнатакой и Махараштрой, Мадхья Прадешем и Раджастханом, Ориссой и Андхра Прадешем, Ориссой и Бихаром, Бихаром и Западной Бенгалией (Западный Бенгал) и др. Обычно речь идет о сравнительно небольших по протяженности, но важных в экономическом отношении территориях.

Начало третьего этапа эволюции системы национальных штатов Индии можно датировать 60-ми годами, когда началось образование малых штатов, объединяющих небольшие народы. Ускорение капиталистического развития независимой Индии вглубь и вширь сопровождается усилением национальной и территориально-экономической консолидации малых народов и племен, ростом их национального самосознания, требованием объединения соответствующих территорий и предоставления им автономии. Закон о реорганизации 1956 г. предусматривал лишь одну форму лингвистических образований — штаты, которые объединяли крупнейшие нации и народы страны. Эта «одноэлементная» структура не соответствует сложному национально-этническому составу населения, включающему народы, различные по численности, уровню общественного развития, степени национальной консолидации, характеру распространения и т. д. Осуществленная система крупных лингвистических штатов прошла как бы поверху, расчленив малые нации и народы. Такое несоответствие «одноэтажной» административно-территориальной надстройки объективному процессу формирования наций, разномасштабному и происходящему на разных уровнях, вскоре начало проявляться и находить решение в образовании новых штатов. Ход этого процесса отмечен следующими событиями. В декабре 1963 г. после многих лет борьбы племен нага был образован штат Нагаленд (Нага Прадеш), который, получив тот же статус, кардинально отличается от ранее сформированных лингвистических штатов по размерам, уровню развития, экономическому потенциалу. В декабре 1968 г. народы га-ро, кхаси и джайнтия, заселяющие плато Шиллонг на Северо-Востоке Индии, добились официального утверждения нового штата — Мегхалая. При этом была сделана попытка ввести новый статус автономного штата, который входил в союзный штат Ассам, имея одну общую столицу— Шиллонг. Мегхалая объединяет гаро — народ, принадлежащий к тибето-бирманской группе китайско-тибетской семьи языков, и кхаси — народ мон-кхмерской семьи языков. Это народы различного национально-этнического и религиозного состава, разных уровней экономического и общественного развития. В других частях Индии также существуют требования создать штаты путем объединения разных по языку малых народов.

Опыт введения в административно-территориальную структуру единицы нового порядка — автономного штата— был краткосрочным и не получил дальнейшего распространения. В конце 1971 г. Мегхалая получила статус союзного штата. Одновременно на Северо-Востоке были произведены дальнейшие административно-территориальные преобразования. Бывшие союзные территории Манипур и Трипура также стали полноправными штатами; округй Горы Мизо и Северо-Восточное пограничное агентство, входившие в Ассам, стали территориями союзного подчинения — соответственно Мизорам и Аруначал Прадеш. При этом был учрежден Северо-Вос-сточный совет — совещательный орган по координации развития всего Северо-Восточного региона в составе штатов Ассам, Нагаленд, Мегхалая, Манипур, Трипура и союзных территорий Мизорам и Аруначал Прадеш. Бывшая союзная территория Химачал Прадеш также стала штатом. Высказывается идея о желательности создания «столичной области» Дели («Маха Дели»), что отражало бы объективные тенденции ускоренной экономической консолидации территорий, тяготеющих к Дели, и историко-географическую общность этого района. Статус союзных штатов стремятся получить Гоа и Путтуччери.

Тенденция образования «малых» лингвистических штатов отражает усиливающийся процесс национальной консолидации малых народов Индии. Требования о создании автономных единиц, объединяющих малые народы, можно проследить в течение довольно длительного времени. Многие из них отмечались в докладе упоминавшейся комиссии по реорганизации штатов. Так, еще до независимости выдвигалось предложение о создании на территории плато Чхота Нагпур (Южный Бихар) штата Джаркханд, объединяющего малые народы, которые заселяют эти территории. Комиссия по реорганизации штатов отвергла это предложение, обосновывая это тем, что племена составляют лишь несколько более 1/3 населения плато Чхота Нагпур и прилегающей территории Сантал Парганас; сами малые народы этого района представляют несколько лингвистических групп; отделение плато Чхота Нагпур от равнинно-низменных территорий долины Ганга неблагоприятно «подействует на всю экономику существующего штата». Однако официально отвергнутая идея создания штата Джаркханд тем не менее живет (*6).

Обсуждение проблем усовершенствования административно-территориального устройства на высшем уровне продолжается: например, вопрос о разукрупнении существующих единиц и создании 50 союзных штатов, включая 10 штатов — крупнейших городов-районов (*7). Вряд ли можно согласиться с идеей членения штатов, руководствуясь в качестве ведущего критерия их размерами. Очевидно, гораздо более объективные основания имеет национальный (лингвистический) принцип административного устройства, особенно в стране столь сложного этнического состава населения, как Индия.

В. И. Ленин писал: «...национальный состав населе-ния — один из важнейших экономических факторов, но не единственный и не важнейший среди других» (*8). Развитие капитализма в независимой Индии ускорило процессы формирования наций. Проявляясь во всех сферах общественной жизни современной Индии, эти процессы оказывают прямое воздействие на ее экономическое развитие, формирование районов, становление территориальной структуры хозяйства.

Штаты как основное звено регионального развития Индии оказывают наиболее активное воздействие на процесс территориально-хозяйственной интеграции страны. Укрепление такой интеграции — одна из важных проблем современного развития бывших колониальных и зависимых стран, стремящихся к преодолению территориальной структуры хозяйства колониального типа, для которой характерны «разобщенность экономики», крайняя неравномерность развития и дезинтегрированность. Территориальные аспекты интеграции — производная общих процессов хозяйственного развития и преодоления колониального характера экономики. Отраслевая и территориальная структуры хозяйства органически взаимосвязаны, но это не исключает противоречий между ними, от разрешения которых в немалой степени зависят темпы и характер развития страны. Различны и сами уровни территориально-хозяйственной интеграции, находящиеся также в состоянии противоречивой взаимосвязанности. Основные уровни территориально-хозяйственной интеграции Индии, в которых штаты играют ведущую роль, можно охарактеризовать следующим образом.

Предельно схематизируя, можно сказать, что в колониальный период незавершенность народнохозяйственного комплекса (отсутствие или чрезвычайная слабость тяжелоиндустриальных звеньев), подчиненное положение на мировом капиталистическом рынке определяли центробежную направленность основных экономических связей, периферийность размещения главных портово-промышленных центров (при отсутствии первого города-доминанта) при сохранении аморфноконгломератного состояния — дезинтегрированности основного территориально-хозяйственного фона, что определялось преобладанием низших укладов.

Продолжая схематизацию, можно говорить, что в годы независимости на пути продвижения к экономической самостоятельности, и прежде всего в ходе индустриализации— воссоздания отсутствовавших звеньев народнохозяйственного комплекса,— меняется основная направленность хозяйственных связей: они все более приобретают центростремительный характер. За тридцатилетие самостоятельного развития Республики Индии резко возросло, приблизившись к полной, самообеспечение страны в производстве оборудования для текстильной и сахарной промышленности, велосипедов, швейных машин, каустической и кальцинированной соды, алюминия и др. Мощный угольно-металлургический пояс, начинающийся в Восточной Индии, опоясал страну, скрепляя ее производственно-территориальное единство. Ареалы повышенных потенциалов городского населения Индии при сопоставлении их конфигурации в 1961 и 1971 гг. обнаруживают стремление к смыканию между собой (*9). Обозначились контуры формирующейся единой энергетической системы страны. Если в колониальный период концентрированное развитие шло вдоль «линий проникновения», отходивших от главных морских портов, то в годы независимости эти линии постепенно смыкаются между собой, образуя единый каркас территориальной макроструктуры хозяйства Индии. Этот каркас образуют крупнейшие метрополитенские центры, и прежде всего Калькутта — Бомбей — Дели — Мадрас, и связывающие их «коридоры роста», к которым тяготеют многие крупные новостройки и которые отличаются повышенными темпами роста городского населения. Таким образом, происходит явственный процесс территориально-хозяйственной интеграции Индии на высшем, общегосударственном уровне.

Однако сам этот процесс внутренне противоречив. Неравномерно развивается каркас территориальной структуры хозяйства страны: если основная масса государственных капиталовложений направляется в наиболее отсталые штаты — Бихар, Мадхья Прадеш, Ориссу, освоение ресурсов которых и служит в большой мере основой укрепления внутренних звеньев каркаса, то частные капиталовложения по-прежнему устремляются главным образом в крупнейшие города, усиливая концентрацию и сверхконцентрацию в этих крупнейших экономических центрах. Чрезвычайно неравномерна пульсация хозяйственного организма страны: грузонапряженность ширококолейных железнодорожных магистралей, отходящих от Калькутты, Бомбея, Дели, Мадраса, превышает 30—60 тыс. т/км в сутки, в то время как грузонапряженность железных дорог метровой колеи в обширных районах Северо-Западной, полуостровной, Северной и Северо-Восточной Индии падает ниже 5—10 тыс. т/км в сутки.

При всех этих особенностях развитие современной производственной инфраструктуры, создание предприятий тяжелой промышленности, формирование промышленных узлов, ареалов, поясов выступают как ведущие факторы интеграции народного хозяйства и укрепления каркаса территориальной структуры хозяйства страны в общегосударственных масштабах. На основе главных портово-промышленных центров и усиленного развития ресурсов тяготеющих к ним территорий в Индии уже сложились либо находятся в стадии консолидации промышленные районы (пояса) — основа формирования крупных экономических районов. Это Калькуттско-Да-модарский промышленный пояс — главная угольно-металлургическая база страны и крупнейший район тяжелого машиностроения и горнодобывающей промышленности. Он является стержнем Восточно-Индийского района, охватывающего Западную Бенгалию, Бихар, Ориссу (к нему тяготеет и восточная часть Мадхья Праде-ша), Сикким. Бомбейско-Ахмадабадский промышленный пояс — традиционный район концентрации фабричной хлопчатобумажной промышленности, ставший в годы независимости главным районом нефтедобычи и нефтепереработки, развития нефтехимии и разнообразных химических производств, среднего и точного машиностроения. Этот индустриальный пояс с его многосторонними производственно-экономическими связями — основа Западного макрорайона (Махараштра, Гуджарат, Гоа). Довольно четко выделяется и Южный макрорайон, охватывающий Тамилнаду, Андхра Прадеш, Карнатаку и Кералу. В других частях страны промышленные ареалы, узлы и сопряженные с ними системы городов выражены менее четко и вычленение макрорайонов более условно. Тем не менее особенности географического положения, сложившаяся специализация общегосударственного значения, довольно широкие внутрирайонные связи позволяют с достаточной обоснованностью выделить Северо-Западный макрорайон, охватывающий Пенджаб, Харьяну, Раджастхан, Химачал Прадеш, Джамму и Кашмир, и Северо-Восточный, включающий Ассам, Мегхалаю, Трипуру, Манипур, Мизорам, Нагаленд, Аруначал Прадеш (*10). Два крупнейших штата— Уттар Прадеш и Мадхья Прадеш по значимости можно приравнивать к крупным экономическим районам.

Такая схема районирования Индии на высшем, мак-рорегиональном уровне была предложена еще в конце 60-х годов в индо-советской монографии (*11). Она близка к схеме шести административных зон (фигурировавших в публикации переписи населения 1951 г.) и, что еще более существенно, согласуется с функционированием пяти зональных советов, представляющих общие интересы штатов и союзных территорий данной зоны (*12), а также районами действия пяти энергетических управлений, существующих с 60-х годов. Эти зоны отличаются от предлагаемого семичленного деления тем, что Уттар Прадеш вводится в единый Северный (вместе с Северо-Западом) район, а Мадхья Прадеш — в Западный. Производственно-территориальная консолидация этих штатов, обширных по площади, но невысокого уровня социально-экономического развития, далеко не завершилась. Западная часть Уттар Прадеша тяготеет к Делийскому району, восточная — в немалой мере к Калькуттско-Дамодарскому; Мадхья Прадеш имеет наиболее разветвленные транспортно-экономические связи с Бомбейско-Ахмадабадским, а его восточная часть — с Восточным районом.

Следовательно, если попытаться выделить макрорайоны только по принципу сложившегося транспортно-экономического тяготения, то территории ряда штатов пришлось бы делить. Подобного рода опыты не раз предпринимались индийскими инженерами-энергетиками, экономистами регионального направления и районными планировщиками, но попытки осуществить их на практике наталкивались на активное сопротивление представителей «делимых» штатов и не удались. Сознавая условность выделения макрорайонов в качестве групп штатов (или отдельных крупных штатов), мы тем не менее считаем допустимым на данном этапе предложенную схему районирования Индии на высшем уровне (учитывая существование и функционирование приграничных «переходных» зон, или зон «смыкания»). В соответствии с этой схемой и дается порядок штатов, характеристика которых составляет основное содержание данной книги.

Индийские штаты, эти крупные национально-этнические образования, значительные по площади, обладающие многочисленным населением, определенным природно-ресурсным и экономическим потенциалом, имеют реальные возможности для относительно самостоятельного развития. В компетенцию их правительств входит использование земельных, водных, лесных ресурсов, проведение аграрных реформ, развитие сельского хозяйства, средней и мелкой промышленности, автодорожных перевозок и т. д. Их интеграция имеет внутреннюю и внешнюю направленность. Взаимодействие между их внутренней хозяйственной консолидацией и интеграцией в общегосударственном масштабе (через ступень макрорайонирования) противоречиво. Оно осуществляется в ходе борьбы двух исторических движений: пробуждения национальной жизни и административного объединения национальных территорий, с одной стороны, и ломки национальных перегородок и национальной замкнутости — с другой. Основа этих движений — соответственно два объективных процесса: экономическая консолидация национальных территорий и региональных рынков и усиление хозяйственной интеграции на общегосударственном уровне.

Обладая немалыми возможностями влиять на развитие экономики, правительства штатов стремятся к ускоренному созданию в их пределах хозяйственного комплекса. Однако оправданное тяготение наций к хозяйственной консолидации, подъему своей экономики нередко выливается в политику, направленную к автаркии, что наносит ущерб развитию всей страны и ее отдельных территорий. Местнические тенденции национальной буржуазии штатов препятствуют рациональному использованию ресурсов и размещению производительных сил, тормозят процессы территориально-хозяйственной интеграции страны в целом.

Индустриализация — главный фактор хозяйственной интеграции в общегосударственных масштабах. Плановый, научно обоснованный учет этого фактора облегчается тем, что строительство крупных предприятий тяжелой промышленности находится преимущественно в ведении центрального правительства. Вместе с тем известно, как тяжело решаются вопросы размещения некоторых государственных новостроек. Нередко решение определяется не рациональными технико-экономическими соображениями, а политическим давлением того или иного штата. Под нажимом местных правительств официально провозглашены лозунги, противоречащие экономической целесообразности: «Каждому штату — свой станкостроительный завод», «Каждому штату — свой комбинат минеральных удобрений» и т. п. В Индии говорят: «У нас каждый штат хотел бы иметь свой комбинат черной металлургии». В ряде случаев разобщающее влияние границ штатов проявляется в конфигурации формирующихся энергетических систем. На пограничных территориях, например, Карнатаки, Махараштры, Андхра Прадеша, Мадхья Прадеша линии электропередач, подходя почти вплотную друг к другу, остаются разомкнутыми. Как подчеркивалось в проекте пятого пятилетнего плана, создание районных энергосистем протекает недостаточно быстро, поскольку «штаты продолжают отдавать предпочтение строительству линий энергопередач в своих пределах. При нехватке стали прокладка линий между штатами серьезно задерживается» (*13). Рост грузовых автодорожных перевозок тормозится существующей системой лицензий, которые выдают местные правительства: шлагбаумы, инспекция, налогообложение действуют на всех дорогах, пересекающих границы между штатами.

Особенно остро, пожалуй, стоят проблемы совместного использования рек. Наиболее развитые экономически штаты — Тамилнаду, Гуджарат, Махараштра, Пенджаб, Харьяна —либо практически уже исчерпали свои водные ресурсы, либо близки к их полной утилизации. В условиях, когда водный дефицит возрастает, необходимо наиболее рациональное использование ресурсов, и главное средство для этого — комплексное развитие речных бассейнов (и поверхностного и подземного стока). Однако решение проблемы комплексного развития речных бассейнов пока оказывается невозможным. Единственный опыт такого рода на р. Дамодар, по мнению индийских экспертов, нельзя признать успешным. Корпорация Дамодарской долины — автономное управление, созданное в 1948 г. представителями Западной Бенгалии, Бихара и центрального правительства, превратилось в управление лишь несколькими электростанциями. Все крупные реки протекают по территории двух, трех и более штатов. «Штатами выдвигаются требования и контртребования об использовании вод рек, протекающих через них.

Современная процедура решения этих противоречий требует длительного времени. Хотя объединенный проект во многих случаях мог бы быть наиболее экономичным, индивидуальные и более дорогостоящие схемы выдвигаются на рассмотрение и оказывается давление для их санкционирования и осуществления» (*14). Споры об использовании общих рек затягиваются на долгие годы, и в условиях усиливающегося водного дефицита эти споры приобретают чрезвычайную экономическую и политическую остроту, они не сходят со страниц газет и часто обсуждаются в парламенте. Многолетние сложные переговоры между Гуджаратом, Мадхья Прадешем и Махараштрой ведутся об использовании вод р. Нармады, между южными штатами — о разделе вод Кришны, несколько штатов вовлечено в спор о разделе вод бассейна Годавари — самой крупной реки полуостровной части.

Проблема регионального сотрудничества между штатами приобрела общегосударственную значимость. Однако ее нельзя решить изолированно от всей совокупности проблем экономического районирования и интегрированного регионального развития. В связи с этим выдвигаются задачи научного обоснования критериев и принципов совместного использования природных ресурсов с разработкой многовариантных программ развития. Необходимость сотрудничества штатов на региональной основе в Индии тем более настоятельна, что самые развитые из них близки к исчерпанию своих природных ресурсов, а основная масса последних концентрируется в отсталых штатах — Бихаре, Мадхья Праде-ше, Ориссе, Раджастхане, на Северо-Востоке.

Сложно протекают и процессы внутренней консолидации штатов. Территориальная структура хозяйства колониального типа выражена здесь еще очень сильно, тем более что в современных границах почти все они существуют сравнительно недавно. Даже в некоторых одноязычных штатах иные районы стремятся к отделению и самостоятельному развитию. По иронии судьбы, наиболее остро такое движение проходило в Андхра Прадеше — первом штате, созданном по языковому принципу. В конце 60-х —первой половине 70-х годов, и особенно в 1972—1973 гг., выступления сепаратистов, настаивавших на разделе этого штата на Теленгану и прибрежную Андхру, кончились кровопролитием и нанесли большой материальный ущерб. Прогрессивные силы резко осудили действия сепаратистов, вызвавших неоправданные жертвы. Конфликт был улажен, что имело важное значение для всей страны, ибо победа сторонников раздела могла бы вызвать цепную реакцию. Это заставило обратить еще более серьезное внимание на одну из больных проблем — крайне неравномерное порайонное социально-экономическое развитие, возрастающий разрыв между отсталыми и относительно благополучными территориями. Многие индийские штаты со значительной территорией состоят из районов достаточно ярко выраженного среднего уровня, связанных историко-географической общностью, степенью социально-экономического развития и хозяйственной специализацией. В Андхра Прадеше, например, это Андхра, Те-ленгана и Райялсима. Очевидно, задача регионального планирования заключается в том, чтобы содействовать максимальному использованию ресурсов каждого района и усилению их интеграции в пределах штатов.

Резкие различия в уровнях социально-экономического развития свойственны регионам разных иерархических ступеней. Децентрализация промышленности и подъем отсталых районов обычно воспринимаются как аналогичные процессы. Однако на практике возможности широкой (тем более повсеместной) децентрализации крупной промышленности весьма ограниченны, преладе всего по финансовым причинам. Существенна и зависимость ряда отраслей тяжелой индустрии от минерально-сырьевой базы или от других строго локализованных факторов. Прямая связь между мощностью предприятия и его рентабельностью предопределяет необходимость высокой концентрации и вновь организуемых (по принципу децентрализации) производств. Эти общие положения получают яркое подтверждение на карте территориально-хозяйственной структуры Индии. Обнаруживается, что преобладающее число крупных новостроек размещается либо в уже сравнительно развитых районах (но обладающих потенциями дальнейшего роста), либо в «коридорах роста». Отсюда следует, что обширные аграрные территории, остающиеся вне «коридоров роста» и зоны воздействия городов, должны найти средства и стимулы развития, опираясь преимущественно на собственные ресурсы.

Решение этой емкой проблемы в большой мере зависит от планирования на низшем территориальном уровне, основой которого призвано служить микрорайонирование. Подобные задачи стали выдвигаться в Индии с середины 60-х годов, а в начале 70-х годов, с провозглашением программы удовлетворения минимальных нужд населения, внимание к ним повысилось. Однако, к сожалению, за основу «планирования снизу» (даже при попытке научного рассмотрения проблемы) обычно берется лишь сетка округов, создававшаяся еще британскими властями в целях военного контроля и сбора налогов. Сохранившаяся с колониальных времен, она оказалась еще более стабильной, чем административные единицы более высокого ранга, и не соответствует качественно новым задачам планирования. Однако сила административной инерции (усугубленная сложившимся делением на избирательные округа с их сложным балансом политических сил и кастовой структуры) пока превалирует над очевидной целесообразностью реорганизации территориального деления на низшем уровне. Тем не менее необходимость научного обоснования микрорайонирования и планирования снизу, которое учитывало бы ресурсно-ландшафтные возможности низших территориальных единиц, их особенности хозяйства и перспективы развития, не только не снимается, но, напротив, усиливается.

Центральное правительство обладает большими возможностями воздействия на развитие отдельных штатов. Один из наиболее важных каналов этого воздействия— распределение финансов. Правительство абсолютно доминирует в концентрации финансовых ресурсов, распоряжаясь их распределением. Специальная группа экспертов Комиссии по административным реформам констатировала: «В соответствии с Конституцией распределение ресурсов и функций таково, что постоянно создаются избытки в центре и дефицит в штатах... Баланс гораздо более благоприятен для центра, и выдающаяся черта финансовых взаимоотношений между центром и штатами состоит в том, что первый всегда выступает в роли давателя, а последние — в роли получателей. Благоприятное положение, созданное для центра в отношении финансовых ресурсов, отражает идею сильного центра, проходящую через всю Конституцию, и многие считают это важным фактором единства страны» (*15). Система финансовых взаимоотношений между штатами и центром — существенная часть сложных отношений в федеральной структуре страны, что имеет прямое отношение к особенностям (и слабостям) действующего механизма регионального планирования.

Итак, вырисовываются пять уровней территориально-хозяйственной интеграции Индии: общегосударственный, макрорегиональный, средний (основной) —уровень штатов, мезорегнональный (в пределах штатов), микрорайонный (16). «В Индии давно существует единодушное мнение, особенно со времени четвертого пятилетнего плана (с конца 1960-х годов. — автор), о необходимости планирования на уровне районов — округов — блоков (*17) или о системе сбалансированного многоуровенного планирования, поскольку чрезмерная централизация планирования обширного, субконтинентального хозяйства неэффективна. ...На уровне государства действует достаточно сильный механизм планирования. Но подобная организация должна быть развита и на уровне штатов, округов и блоков — а в некоторых случаях и на уровне крупных географических районов, обладающих общими чертами и пересекающих обычные административные границы,— таких, как бассейны рек, залесенные пояса, горные хребты. Структура и методология планирования на всех уровнях, хотя и могут различаться в деталях, должны иметь многие общие черты» (*18). Процессы интеграции на разных уровнях, будучи тесно взаимосвязанными, находятся между собой в противоречивом взаимодействии. Специальная научная литература, в которой освещаются отдельные звенья этой сложной системы, обширна, ио пока еще не разработаны с достаточной четкостью конкретные схемы районирования на разных уровнях, не создана концепция их взаимосвязанного развития. Систематические исследования в данной области, теоретическое значение которых существенно для познания закономерностей становления новой территориальной структуры хозяйства, призваны стать научной основой региональной политики и могли бы служить стимулированию территориально-хозяйственной интеграции, основными звеньями которой являются национальные штаты федеративного государства.

(*1) Цитир. по книге: Пальм Датт, Индия сегодня, М., 1948.

(*2) И. В. Сахаров. Национальный состав населения и федеративное устройство как факторы формирования экономических районов Индии. — Вопросы географии, сб. 76. М., 1968.

(*3) Report of the States Reorganisation Commission, New Delhi.

(*4) В. И. Ленин. О праве наций на самоопределение. — Полн. собр. соч. т. 25. с. 258.

(*5) Продолжает обсуждаться вопрос о целесообразности раздела Уттар Прадеша на западную и восточную его половины в качестве двух штатов. При этом выдвигаются не столько различия в диалектах и языках, сколько «громоздкость» самого штата, значительно превосходящего по численности населения все другие.

(*6) Krishna Kodesia. The Problems of Linguistic States in India, Sterling Publishers. Delhi, 1969.

(*7) «Times of India», 13.2. 1980.

(*8) В. И. Ленин. Критические заметки по национальному вопросу. — Поли. собр. соч., т. 24. с. 149.

(*9) Г. В. Сдасюк. Индия. География хозяйства. М., 1975.

(*10) Характеристики штатов группируются по перечисленным макрорайонам. Но общие описания последних не приводятся, во-первых, из-за ограниченности объема этой книги, а также потому, что эти региональные характеристики уже публиковались (см., например, том «Южная Азия» серии «Страны и народы», издательство «Мысль», 1981). Региональная характеристика дана только для Северо-Востока, так как никакая другая часть страны не имеет столь дробного административно-территориального деления на высшем уровне и в то же время не обладает столь большой географической целостностью при относительной изолированности от других районов. Недаром лишь здесь учрежден Региональный совет по координации развития всего Северо-Востока.

(*11) Р. Sen Gupta, Galina Sdasyuk. Economic Regionalization of India: Problems and Approaches. Census of India 1961, Monograph No. 8. New Dehli, 1968.

(*12) «India, A Reference Annual», 1980.

(*13) Draft Fifth Five Year Plan 1974—75, Vol. II. New Delhi, 1974.

(*14) M. Hayath. Planning for Power. Supplement to «The Journal of Institution of Engineers (India)», vol. 40, 1960, N 12.

(*15) Report of the Study Team on Centre — State Relationships, Vol. I, Administrative Reforms Commission, New Delhi, 1968.

(*16) В этой схеме общего характера не отмечены сложные системы отраслевых районов, а также и множество переходных форм, действующих между ними.

(*17) Один блок развития в среднем охватывает территорию около 620 кв. км, включает 120 деревень и имеет примерно 90 тыс. жителей (по данным переписи 1971 г.).

(*18) Raj Krishna. The Centre a the Periphery: Inter-State Disparages in Economic Development. CMIE, Bombay, 1980.

 

Штаты Индии 1981 год

...Назад

ОТ АВТОРА

Далее...

ДЕЛИ

Штаты Индии 1981 год

Штаты Индии

По книге: Г.В. Сдасюк - Штаты Индии. Природа. Население. Хозяйство. Города. М., 1981.

 

Штаты Индии



НАВЕРХ

Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!


Мы в соц. сетях
reddit telegram vkontakte facebook twitter odnoklassniki pinterest tumblr


На главную страницу раздела о Индии


Интересное

пластинки - Венгерская эстрада


Анна Герман (фотографии)


Новое на сайте

15.08. новости - За свободную и процветающую Белоруссию!

01.08. новости - История виниловых пластинок и проигрывателей

23.07. Преимущества переводческого агентства и особенности его услуг

15.07. новые пластинки - Двенадцать слонов - Югославская сказка, Музыка из к/ф «БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА», Нани Брегвадзе - старинные романсы, группа «Аракс», Сказка Виталия Бианки «Колобок — колючий бок», В городе Калинине у огня вечной славы

07.07. новые пластинки - Маша и Витя против против Диких Гитар, Голубой вагон, Яак Йоала (Эстонская ССР), АББА (Швеция), Вокально-инструментальный ансамбль ЯЛЛА (Узбекская ССР)

22.06. новые пластинки - Гибкая грампластинка

18.06. новые пластинки - Песни Александра Зацепина

16.06. новые пластинки - Поет Эмиль Горовец, ВИА ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ, Зарубежные гости Москвы - Анна Герман и Джорджи Марьянович, Владимир Высоцкий. Песни, Рада и Николай Волшаниновы, Вокально-инструментальные ансамбли, Владимир Высоцкий, ВИА Веселые ребята, Петра Беттхер, Песни из кинофильма ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ

13.06. новости - Легендарный музыкант Дин Рид

11.06. новые пластинки - Поёт Вахтанг Кикабидзе, Песни Бориса Емельянова, ГОСТИ МОСКВЫ, 1967 - Энрико Масиас и Жюльет Греко


 

© Sovetika.ru 2004 - 2020. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки, фотографии, открытки.

Free counters!

Top.Mail.Ru