Поиск по сайту


+16
Издание предназначено для лиц старше 16-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


По эстонии - 37 маршрутов для туристов (1982 г.)


пластинки - Венгерская эстрада




Франция, О Франции и французах, Утро в Марсельском порту

Сергей Зыков

Утро в Марсельском порту

 

Ночь царит над Марселем. Мирно спят жители южного города, растянувшегося на добрых двадцать пять километров вдоль морского берега. Но по еще погруженным в необычную для них тишину улицам уже идут люди. С далеких окраин, из старых, перенаселенных кварталов, из бидонвилей направляются они к порту. Точнее — на площадь Жольет, к приземистому зданию биржи, где по утрам набирают докеров.

В ту январскую ночь низкие облака окутали Марсель. Шел дождь. Густая толпа, заполнившая площадь, нетерпеливо ожидала открытия заветных дверей. Счастливчики, пришедшие раньше всех — может быть, в три или четыре часа утра,— тесно скучились на верхних ступеньках широкой лестницы. Поеживаясь от холода, переминались с ноги на ногу оставшиеся на асфальте. Наконец в 6 часов проревел гудок, и люди ринулись в открывшиеся двери, как вода, прорвавшаяся в брешь плотины. Мы последовали за ними.

По обеим сторонам длинного зала — возвышения, огражденные перилами. Совершенно одинаковые двери, ведущие в конторы представителей нескольких десятков судоходных компаний. Над ними также одинаковые по размерам вывески: «Стимм», «Общество Еврома», «Инкамар», «Общество Ван Ниевелт и Гудриаа», «Марсель-ское общество транспорта и складов» и другие. Около вывесок — вделанные в стену красные и зеленые, похожие на судовые, фонари. Зажженный красный сигнал означает, что компании нужны докеры для работы на плаву, зеленый — требуются для работы на суше. Фонари гасятся сразу после раздачи нарядов.

Непосвященному человеку трудно понять, почему народ мечется из одного конца помещения в другой. Зал становится похожим на котел с кипящей жидкостью. Нам объяснили, что бригадиры докеров («шеф д'экип»), получив наряды от представителей фирм, набирают команды. И это к ним стремительно пробираются ищущие работу. Приоритетом пользуются «профессионалы» — члены синдиката грузчиков. Но и им надо спешить: опоздаешь — останешься без работы, даже если имеешь членскую карточку.

Набор команд не занимает много времени. «Кипящая жидкость» быстро начинает «выливаться из котла»—люди уходят на суда и пристани. В зале остаются лишь те, кому не повезло. Их много — старых и молодых, французов и испанцев, итальянцев и греков, арабов и африканцев. Профессиональные грузчики и случайные, занесенные сюда недоброй судьбой люмпены. Уже погасли все фонари, красные и зеленые, но они не уходят: вдруг потребуется еще несколько человек. Им все равно некуда спешить. Авось завтра погода улучшится, подойдут новые суда и компаниям потребуется больше грузчиков.

— Вас, вероятно, удивляют наши порядки,— сказал Альфред Паччини, старейший докер и профсоюзный активист.— А они существуют десятки, сотни лет в Марселе и других портах. Грузчик в глазах предпринимателей всегда был бессловесной рабочей скотиной. И нам пришлось долго и упорно бороться за свои права, за то, чтобы отвоевать ряд гарантий.

В Марсельском автономном порту работают тысячи людей, и больше всего докеров, хотя их число сокращается из года в год. В их профессиональной корпорации свыше трех тысяч человек, но только треть имеет постоянную работу. Все остальные — «интерминтаны», так называют тех, кого нанимают лишь на один день. Завербованные утром в этом зале, они вечером получают расчет. А завтра снова, чуть свет, должны идти на биржу. Марсель, по официальным данным, имеет самый высокий процент безработных среди всех французских городов.

Вся история Марселя связана с морем, с торговлей, с судоходством. Бурным развитием в прошлом веке Марсель обязан своему порту, этим южным воротам страны. Отсюда отправлялись за добычей завоеватели колоний и работорговцы. Сюда привозились несметные богатства из захваченных в Азии и Африке, территорий, здесь обрабатывалось дешевое колониальное сырье. Распад французской колониальной империи отрицательно сказался на деловой активности города: сократилось судоходство, закрылось множество мелких и средних предприятий — текстильных, пищевых, консервных.

Марсель, конечно, и сегодня продолжает расти и строиться. Здесь обосновалось множество французов, репатриированных из Алжира и других утраченных Францией колоний. Зажатый между предгорными возвышенностями и морем, он вытягивается в длину и растет вверх.

Пользуясь разрешением дирекции порта, мы посетили его причалы, посмотрели стоящие под разгрузкой суда. Были среди них и советские — все более частые гости Франции. Мы понаблюдали, как работают докеры у кранов и лебедок, как сноровисто перетаскивают, взвалив на спину, тяжелые ящики, мешки, тюки.

Выглянуло солнце. Люди спешили использовать хорошую погоду, и мы не хотели своими расспросами отрывать их от работы. Лишь во время обеденного перерыва смогли побывать дома у докера Шарля Ната, жившего рядом, и познакомиться с его женой и детьми — дочкой Терезой и сыном Иваном, названным так в знак чувства дружбы к советским людям.

Вечером на той же площади Жольет, но в другом помещении, своего рода «красном уголке», где обычно собираются члены коммунистической ячейки порта, мы вновь встретились с докерами. Их собралось человек пятнадцать, в их числе Альфред Паччини.

— Докеры — боевой отряд рабочего класса нашего города,— сказал он.— Среди них издавна большим влиянием пользуются коммунисты. Помните времена войны в Индокитае, а затем в Алжире? Мы высоко держали знамя солидарности с народами, боровшимися за свободу, отказывались грузить военные грузы, несмотря на репрессии, тюрьмы, увольнения. А еще раньше, как рассказывают старики, докеры участвовали в демонстрациях под лозунгом: «Руки прочь от Советской России! Долой интервенцию!» Сегодня же мы — в первых рядах тех, кто сражается на социальном фронте.

— Последняя забастовка длилась семьдесят пять дней,— говорит Фортюне Сирка, член профсоюзного комитета.— Она была частичной — мы отказывались работать сверхурочно — и быстро распространилась на все порты Франции. Мы выставили ряд требований: повышение оплаты труда докеров в соответствии с ростом цен, сокращение рабочей недели на один час, право мужчинам уйти на пенсию в 60 лет. Компании с трудом пошли на некоторые уступки. Понимаете, армия безработных давит на рынок труда.

Фортюне крупный, рослый мужчина. Ему уже 64 года. Глубокие морщины избороздили лицо. Чувствуется, что этому человеку тяжко ворочать ящики и тюки, иногда по десять — двенадцать часов подряд. Но, говорит он, его сверстники, добиваясь снижения пенсионного возраста, заботятся не только о себе. Эта мера позволила бы облегчить участь стариков, предоставить работу молодым, сократить число безработных.

— Главный наш враг — техника. Видели, сколько ее в порту? — горестно замечает другой старик.— Да вот еще новые суда пошли, контейнеровозы и... как их там... «роль оф рольсы», черт их побери. Пришел на днях один такой красавчик, и для разгрузки его потребовалось двадцать человек вместо ста.

— Дело не в самой технике, а в том, в чьих руках она находится,— разъясняет ему Паччини.— В социалистических странах она идет на пользу рабочему человеку.

— А новый порт в Фосе,— не унимается старик.— Ведь там и вовсе нечего делать нашему брату: сплошь одни машины...

Уже поздно, пора расходиться. Усталым людям завтра опять чуть свет являться на биржу.

Технический прогресс в капиталистической стране — сложная проблема. Нередко он превращает жизнь тружеников в подлинную трагедию. Во Франции лишаются работы шахтеры, железнодорожники, текстильщики и многие другие. Научно-техническая революция сопровождается капиталистической концентрацией в городе и деревне, в промышленности и в торговле, принося выгоды в первую очередь монополиям. Что же касается людей труда, то их положение ухудшается. Марсель и его окрестности живой тому пример.

Быстрая индустриализация, характерная для Франции последних лет, коснулась и юга страны. Но она как-то обошла столицу Прованса. Новый промышленный район возник в 30—40 километрах к западу от Марселя, около устья Роны. На берегу залива Фос вырос крупный металлургический комбинат. Там построены несколько меньших по размеру предприятий и новый порт, о котором говорили докеры. Он — крупнейший в Европе.

С возникновением нового индустриального района число безработных в Марселе не сократилось. Высокомеханизированные заводы и портовые устройства этого района нуждаются в квалифицированных, специализированных работниках, каких нет в столице Прованса. Их набирают в других районах страны. Появление новых, современных предприятий сопровождается упадком старых. Происходит процесс «созидательного разрушения», как называет это профессор Гарвардского университета Джозеф Шампитер. Так, в Пор-де-Бук была закрыта судостроительная верфь. Две тысячи человек оказались без работы.

Незадолго до поездки в Марсель мне довелось побеседовать с представителями крупной судостроительной фирмы, выполняющей заказы Советского Союза. С увлечением рассказывали они о реорганизации — «реструктуризации», по их выражению, французского гражданского судостроения. Из 17 основных верфей сохранены только пять, самых больших. Государство выделило огромные средства на их модернизацию, они оснащены современным оборудованием и выпускают главным образом суда сложных новейших конструкций— танкеры большого водоизмещения, транспортные рефрижераторы, контейнеровозы. В результате Франция быстро выдвинулась с двенадцатого на четвертое место в мире по количеству заказов на строительство новых судов.

Но есть и оборотная сторона медали: что стало с рабочими закрытых верфей? В Пор-де-Бук судостроителям в какой-то степени повезло. Благодаря развернувшейся стройке металлургического комбината часть из них нашла работу по соседству, хотя и не по специальности. Но другим пришлось покинуть родной городок. Третьи же пополнили армию безработных...

Так в обществе, где властвует капитал, величайшие достижения науки и техники, промышленный прогресс, способные обеспечить благо миллионам людей, оборачиваются сплошь и рядом против трудящихся, будь они докеры или шахтеры, текстильщики или корабелы.

 

Гавр - город-друг Ленинграда - Назад

Далее - Между Марселем и Камаргой

 

 

Зыков С.П. О Франции и французах. Очерки и репортажи. М. Политиздат, 1978.



НАВЕРХ


Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!



На главную страницу раздела о Франции


Интересное

У карты мира - Колумбия (1976 г.)


Посетите Болгарию (информация для советского туриста)


Новое на сайте

24.02. новости - Удивительная Майя Кристалинская

22.02. новости - Героиня культового фильма «Москва слезам не верит» Вера Алентова

17.02. новости - Талантливый певец, гитарист и композитор Вячеслав Малежик, новые пластинки - MUSICA DE CUBA - instrumental, Вальдо де лос Риос - Волшебная музыка

14.02. новости - Анна Герман и ее проникновенные композиции

12.02. новые пластинки - Amiga BOX 3 78

11.02. новости - Сергей Эйзенштейн как режиссер, утвердивший новые формы кинематографической выразительности

07.02. новости - Создатель замечательных советских экранизаций Иван Пырьев

05.02. новости - Автор захватывающих киноисторий Эдуард Володарский

31.01. новости - Выдающийся актер и кинорежиссер Александр Пороховщиков

28.01. новости - Талантливый писатель, поэт, киносценарист и драматург Валентин Катаев


 

© Sovetika.ru 2004 - 2020. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки, фотографии, открытки.

Free counters!

Top.Mail.Ru