Поиск по сайту


+16
Издание предназначено для лиц старше 16-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


советские новогодние открытки 1978-го года


советские пластинки - Юрий Антонов поёт свои песни




СОВЕТСКИЕ ЖУРНАЛЫ, Авиация и космонавтика (журнал №2 за 1970 г.), Крылья навыворот (Трихманенко В.)

Крылья навыворот (Трихманенко В.)

 

«Авиация и космонавтика (журнал №2 за 1970 г.)

Облачность нависла над землей плотным низким потолком, сработан­ным природой надолго, как засвиде­тельствовали синоптики.

А тут задача истребителям: в райо­не действий наземных войск выходить под облака, наносить удары по «про­тивнику» в непосредственной близости от боевых порядков мотострелковых рот и батальонов.

На полевой аэродром лейтенант Зарицкий прилетел командиром звена, а тут ему довелось уступить место веду­щего старшему лейтенанту Ковалеву. Свершилось то, о чем, не глядя друг другу в глаза, еще накануне услови­лись полковник и майор. Все-таки под­менили. «Гражданы, власть перемени­лась!» — съязвил Коля Федосов, щуря в усмешке свое белесое лицо.

Подковырнуть, подкузьмить — было его врожденной страстью. И если в повседневных отношениях летчиков намечался какой-то неприятный вы­ворот, Игорь Михайлович так, бывало, и говорил в шутку, что это дело рун Коли Федосова.

Чувствуя взгляд Зарицкого, полный злости, Коля еще раз повторил тонень­ким голоском: «Так что, граждане, власть переменилась».

Ожидаемого смеха не последовало. Никакого внимания не обратил на под­начку и Ковалев. Собранный и бравый, он отнесся к перестановке ведущих исключительно по-деловому.

Звеньями уходили истребители на за­дание. Сменяя друг друга в заданном районе, небольшие группы самолетов постоянно довлели над «противником», выполняя свои боевые задачи в инте­ресах наземных войск.

Последнюю четверку повел старший лейтенант Ковалев; слева у него был Федосов, ведущим второй пары шел Зарицкий, имея в крыле справа Муравкина.

Недолгим был полет четверки в за­облачной вышине, в чистом небе. В районе цели по команде Ковалева они нырнули в облака и вскоре вынырну­ли снизу, очутившись уже в другом небе, подернутом серым тусклым не­настьем. Выскочили как раз вовремя, оставалось немного довернуть влево, в уж перед носами истребителей — пе­редний край «противника». Боевое соприкосновение подразделений произо­шло как раз на полигоне, о чем, ко­нечно, побеспокоились офицеры-штаб­ники. На стороне «противника» не бы­ло ни одной живой души, там раски­нулась сложная система мишеней, ма­кетов, укрытий. По ним надо ударить ракетами, да так, чтобы и цели пора­зить и не задеть своих подразделений, где техника настоящая и люди живые. Наверное, прижались сейчас к земле- матушке солдаты: до целей-то рукой подать.

Истребители спикировали.

— Пуск! — скомандовал Ковалев.

Над боевыми порядками «против­ника» вздыбились фонтаны взрывов, для летчиков совсем беззвучные, а для пехоты, наверное, оглушительные, как гром над головой.

Уходя опять в облака, летчики могли заметить, что вперед стальной цепью пошли танки — добавить «противни­ку» огня.

Непросто разобраться в предельно насыщенной, закрученной в тугие уз­лы схеме современного боя, но Кова­лев сработал своим звеном хорошо; все он делал, казалось бы, легко, без на­пряжения. Сказывались навыки, от­шлифованное мастерство, хватка.

Тому, как Ковалев действовал сам и управлял звеном, Владилен мог бы от­кровенно позавидовать. Хотя он сам решал бы задачу несколько иначе. Вторую пару, пожалуй, следовало На­целить на правый фланг, где в боевых порядках «противника» выпирал кула­ком танковый резерв. А направление захода истребителей взять бы левее градусов на тридцать — вероятность попаданий наверняка бы возросла…

Но легко рассуждать теперь, когда истребители уже сидят на земле и можно думать, потягивая сигарету. А там, как вывалились из облачности,— все замелькало, будто в плохом кино­фильме.

Вместо того чтобы вставлять какие- то замечания, Владилен сказал Кова­леву:

— Ты точно вывел четверку на цель. Еще бы секунду над облаками, и про­скочили бы.

После работы в воздухе — аппетит отменный. Летчики быстро дожевыва­ли стартовый завтрак, уже второй за сегодня. Кофе допить не успели.

По самолетам!

* * *

«Уважаемый товарищ генерал!

Разрешите доложить Вам лично о во­пиющих нарушениях, которые имеются в нашем полку по вине некоторых, в том числе командира майора Крестьянинова. Выдвигают неподготовлен­ных летчиков на командные должно­сти только из-за того, что они с выс­шим образованием, а потом люди не справляются. Так был назначен коман­диром звена летчик-инженер лейте­нант Зарицкий. Но в период учений звено водил не он, а его подчиненный, летчик Ковалев. Сам же Зарицкий ока­занного доверия не оправдал. Полу­чается так, что в обычных условиях командует, а как до дела доходит, его временно отстраняют. Подобные факты противоречат уставным требованиям и отрицательно действуют на остальной летный состав.

Пом. командира по огневой и тактической подготовке майор Латышев».

Отослав письмо, Латышев некоторое время ходил по городку, никого не за­мечая вокруг, потому что был целиком поглощен размышлениями о послед­ствиях. Ну, как вызовут на ковер не­которых военных! Факт подмены ко­мандира звена налицо, его не скроешь. По инициативе Крестьянинова! И ко­мандира полка! Хотя Латышев им до­казывал обратное, Латышев их предупреждал: летчики-инженеры эти — еще желторотые, их возить и возить, им рога надо ломать! Не послушались Латышева. Теперь нате-ка, получайте гостинец…

Латышев оторвался от своих мыслей, когда на глаза ему попался Ковалев.

Он поздоровался с ним, задерживая со значением его руку в своей.

— Ну что, старый служака, отлетал яа учениях ведущим, а теперь опять в строй?

Ковалев переменился в лице, даже вздрогнул от неожиданности. «Овладев собой, наигранно улыбнулся, поблески­вая золотыми зубами.

— А мне, товарищ майор, не привы­кать. Мне все равно: прикажут веду­щим — я готов, прикажут рядовым — пожалуйста!..

Голос Ковалева звучал бодро, одна­ко глаза его потемнели, в больших, черных кружках растворились зрачки. Ему, конечно, было далеко не все рав­но. Как и любой, службою живущий человек, он хотел бы расти в должно­сти и звании, тем более, что по уровню летной подготовки вроде достоин. Вме­сте с тем он сознавал, что в свое вре­мя где-то, в чем-то пустился по тече­нию, отмахнулся от иных забот, от всего, что не касалось техники пилоти­рования. Летал хорошо, но только ле­тал…

— Неправильно рассуждаешь, Ко­валев, — продолжал Латышев. — Вот так и я когда-то, между прочим, ду­мал. А до чего дослужился за двад­цать с лишним лет в авиации? Пом. командира по огневой и тактической… Начальник огня и дыма… На твоем ме­сте сейчас бы молчать не следовало, Ковалев.

Если в начале разговора что-то ше­вельнулось в душе Олега, то теперь улеглось. Совершенно чуждо было ему чувство зависти. И он сказал равно­душно :

— Мое дело — летать, товарищ май­ор. А про все остальное начальство лучше знает.

— Зря, зря… — Латышев что-то еще хотел сказать, но передумал. — Ну. бывай здоров.

Вечерело. Служебное время давно окончилось. В пустую квартиру Васи­лию Феофановичу идти не хотелось — жена уехала на родину, к дочери, ут­рясать очередной конфликт в молодой семье. Там, кажется, дело шло к раз­воду. Вот еще не было печали! Когда дочка выскочила замуж, Василий Фео­фанович настаивал, чтобы зятя не прописывали в их квартире. Так же­на и дочь заревели в два ручья: «Ты сухарь, у тебя сердца нет!» Ладно, про­писали. А теперь вот, если разойдут­ся…

После ужина Василий Феофанович пошел в клуб: там сегодня какой-то фильм.

В кинозал он вошел, когда сеанс уже начался, показывали журнал. Посто­ял на месте, ожидая, пока адаптируют­ся глаза, потом начал искать по ря­дам, где бы сесть. Билеты в здешнем клубе продавались без указания мест; кто пораньше придет, тот и устроится получше. Сегодня почти все места бы­ли заняты, на первых рядах нашлись бы, но туда Василий Феофанович не захотел идти.

Огляделся и видит: близко сидит Муравкин, на майора — никакого вни­мания. Василий Феофанович кашля­нул выразительно. Муравкин не услы­шал и, наверное, даже не подумал о том, чтобы уступить майору место. Ладно, подождем до конца журнала, когда свет зажжется, поглядим, что будет потом…

Свет в зале горел минут пять, Му­равкин ни разу не взглянул на майора, болтая с девушкой, сидевшей рядом.

«Ну, невнимание..» — подумал Ва­силий Феофанович, наливаясь бешен­ством. Возможно, он закричал бы на Муравкнна, это ж надо выдержать та­кое! Но тут вошел в зал, тихонько прикрыв за собой дверь, Крестьянинов. Тронул за локоть Василия Феофа­новича в знак приветствия.

— Места для вас нету, товарищ ко­мандир эскадрильи, нету! Видите, лей­тенант как вольготно расселся? — Ва­силий Феофанович бубнил довольно громко. — Ты намекни ему, Крестьянинов, а то сейчас сгоню его!

Игорь Михайлович потеснил майора плечом, поближе к выходу.

— Спокойно, Василь Феофанович!

— Намекни ему, слышь?

— Спокойно! Выйдем лучше, покурим. Фильм старый, и ты и я его уже по три раза видели.

Латышеву остро захотелось курить, и он уступил Крестьянинову, который вежливо подталкивал его к двери.

Вышли, закурили.

— Видал разных, но таких — еще нет! — воскликнул Латышев после первой затяжки. — Накажи его!

— Ладно, — согласно кивнул Крестьянинов, которому хотелось прекра­тить этот разговор.

Латышев, однако, не унимался: по­носил молодежь почем зря и всех под­ряд. Тут уже было трудно смолчать даже Крестьянинову при его выдерж­ке, и он тоже заговорил напористо:

— И чего ты бранишься, Василий Феофанович? Подумай снача­ла, откуда у лейтенанта Му-равкина это невнимание, как ты его именуешь. Он ведь с девушкой пришел в кино: та смотрит на него влюбленно, и он потерял осмотрительность. Не уступил он тебе место — ошибся, но ты бы не заметил этой ошибки, особенно в та­кую минуту. Вспомни себя мо­лодым, когда с девушкой появлялся на людях. Я уж не впервые слышу от тебя, Васи­лий Феофанович, оскорбитель­ные и несправедливые слова в адрес офицерской молодежи. Ты иных лейтенантов нахала­ми называешь. А я тебе ска­жу: у них не нахальства, а достоинства человеческого больше. Ошибка некоторых воспитателей в том, что недостаточно учитывают современные условия раз­вития молодежи, ее возрастающие запросы. Молодые нынче приходят об­разованные, с определенными взгляда­ми, и если они не держатся в тени, а смело выражают свое мнение, то в этом нет ничего крамольного. Приглядись-ка повнимательнее: нынешние лейте­нанты во многом превосходят лейте­нантов, которые приходили в части, на­пример, двадцать лет назад.

Латышев то и дело порывался вста­вить слово, Крестьянинов не давал ему. Но как только тот умолк, Латышев повторил с упрямством и раздражени­ем:

— А иные распущены до предела!

Предупреждая дальнейшие ругатель­ства, Крестьянинов опять перехватил инициативу.

— Некоторая вольность в поведении молодых иногда есть. Но есть культу­ра, достоинство, крепость духа. Что за мужчина, если он не может проявить характер?

— Да они подкупили тебя, Кресть­янинов!

— Возможно: тем, что хороши.

(Продолжение следует)

Автор — Трихманенко В.

«Авиация и космонавтика (журнал №2 за 1970 г.)

 



НАВЕРХ

Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!


Мы в соц. сетях
reddit telegram vkontakte facebook twitter odnoklassniki pinterest tumblr


Советские журналы


Интересное

Фруктовые воды. Советский Общепит


Анна Герман (фотографии)


Новое на сайте

26.08. новые пластинки - Забытые мелодии, ЗИМА - сборник, Мария Кодряну, Заяц и волк - Звуковые страницы детского журнала «Колобок», Сказка Осьминожки, Журнал Колобок № 2 за 1986 г., Журнал Колобок № 4 за 1986 г., Журнал Колобок № 9 за 1989 г.

22.08. новые пластинки - ВИА Веселые ребята, Анне Вески, Музыкальная сказка «Лесной выдумщик», ГОСТИ МОСКВЫ, 1966, Арсен Дедич (Югославия), Журнал «КРУГОЗОР» за 1969 г. № 9. Песенные премьеры, СЕРГЕЙ ЕСЕНИН (Буклет-сувенир (1970 г.))

15.08. новости - За свободную и процветающую Белоруссию!

01.08. новости - История виниловых пластинок и проигрывателей

23.07. Преимущества переводческого агентства и особенности его услуг

15.07. новые пластинки - Двенадцать слонов - Югославская сказка, Музыка из к/ф «БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА», Нани Брегвадзе - старинные романсы, группа «Аракс», Сказка Виталия Бианки «Колобок — колючий бок», В городе Калинине у огня вечной славы

07.07. новые пластинки - Маша и Витя против против Диких Гитар, Голубой вагон, Яак Йоала (Эстонская ССР), АББА (Швеция), Вокально-инструментальный ансамбль ЯЛЛА (Узбекская ССР)

22.06. новые пластинки - Гибкая грампластинка

18.06. новые пластинки - Песни Александра Зацепина

16.06. новые пластинки - Поет Эмиль Горовец, ВИА ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ, Зарубежные гости Москвы - Анна Герман и Джорджи Марьянович, Владимир Высоцкий. Песни, Рада и Николай Волшаниновы, Вокально-инструментальные ансамбли, Владимир Высоцкий, ВИА Веселые ребята, Петра Беттхер, Песни из кинофильма ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ


 

© Sovetika.ru 2004 - 2020. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки, фотографии, открытки.

Free counters!

Top.Mail.Ru