Поиск по сайту


+12
Издание предназначено для детей старше 12-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


Вильнюс на открытках 1969-го года


Крым на открытках 1956 года


Free counters!

Где купить бетон в балашиха mosbetone.ru. . http://ikra.love/ купить мидии в спб - живые мидии купить в спб.

Румыния, РУМЫНСКИЙ СОЦИАЛИЗМ: НАСИЛЬНО ПЕРЕСАЖЕННЫЙ, ХОРОШО ПРИЖИВШИЙСЯ, ПУТЬ НА ЗАКАТ

 

Сергей Демьянов

РУМЫНСКИЙ СОЦИАЛИЗМ: НАСИЛЬНО ПЕРЕСАЖЕННЫЙ, ХОРОШО ПРИЖИВШИЙСЯ

 

ПУТЬ НА ЗАКАТ

 

На протяжении большей части 1970-х городские румыны продолжали жить неплохо. Рабочие места и покупательная способность зарплат были стабильными, снабжение сносным. Помимо жилых домов с отдельными квартирами построили многочисленные курорты на Черном море и в Карпатах, которые многим вчерашним обитателям деревень и рабочих поселков могли показаться шикарными местами. Портил их жесткий «апартеид», разделявший валютных интуристов и второсортных «строителей всесторонне развитого румынского социализма». Дружественные американцы торговали в Румынии «Пепси-колой» и построили в центре Бухареста красивый небоскреб гостиницы «Интерконтиненталь». А некоторые румынские счастливчики даже смогли позволить себе на зависть остальным обитателям коммунистического мира купить большие и блестящие американские машины. Куда более широкий круг жителей страны смог порадоваться, когда Румыния приступила к производству собственного, простенького и ненадежного, но доступного относительно многим легкового автомобиля «Дачия». Это достижение стало вершиной развития румынского общества потребления при коммунистическом правлении.

Сложившееся и заматеревшее тоталитарное общество жестко ограничивало свободу людей. Но исторически большинство румын всегда имело мало возможностей. Зато теперь, при гарантированных рабочих местах и всеобщей (для городского населения) системе социального обеспечения они могли вполне насладиться расслабляющей «уверенностью в завтрашнем дне». Смесь страха и ненависти одних с надеждой других, характерная для сороковых, осталась позади, окончательно уступив место лени, равнодушию и конформизму. В Румынскую коммунистическую партию (Чаушеску вернул РРП это название в 1965г.) принимали без особых ограничений, так что она достигла численности в 4 млн. Румыния стала страной с самым большим в мире процентом коммунистов на душу населения. Многочисленные новые коммунисты придумали новую расшифровку аббревиатуры своей партии PCR – pile cunostinte relatii – блат знакомства связи.

Румынскую культуру достойно представляли жившие и работавшие далеко от родины Элиаде, Чоран и Ионеску, а послушно следовавшие идеологической генеральной линии местные творцы ничего запоминающегося создать не сумели. Некоторым поэтам удавалось оставаться в области чистого искусства, куда вслед за ними уходили и многие читатели. Самым знаменитым из них был Никита Стэнеску, творивший в шестидесятые и семидесятые, а умерший в 1983г. Талантливые поэты более молодого поколения – Адриан Пэунеску и Анна Бландиана – доживут до иных времен и заявят о себе в политике. Первый на закате правления Чаушеску, вторая – на заре новой румынской демократии.

Богатую традицию румынской деревенской прозы продолжил писатель Марин Преда, в 1960-х написавший роман «Морометы» (так назывались жители одной захолустной и патриархальной трансильванской местности). В рассказе о трудных судьбах крестьян докоммунистической Румынии можно было узнать и многие реалии современной Преде страны.

Загнанная в кооперативы, снабженная некоторым количеством тракторов и лишившаяся в ходе урбанизации части населения, румынская деревня все равно оставалась бедной, многолюдной и патриархальной. Ничего похожего на реализованные в соседних Болгарии и Восточной Молдавии масштабные программы модернизации сельского хозяйства в Румынии предпринято не было. Зато крах коммунистической экономики для румынских крестьян будет менее болезненным, чем их для болгарских и молдавских собратьев.

Президента Чаушеску радовало не только стабильное социально-экономическое положение в Румынии, но и то, что в стране становились все менее заметными те, кто мешал ее этнической монолитности. Во многом этому способствовала урбанизация. В 1948г. доля венгров в населении Трансильвании составляла 25%, но, как и много веков назад румыны жили в основном в деревне, а города оставались преимущественно венгерско-немецкими – 40% городского населения края составляли венгры. Коммунистам удалось нанести сокрушительный удар, навсегда покончивший с таким положением вещей. Вначале экономические позиции венгерского городского среднего класса были радикально подорваны национализацией, затем в города хлынул поток переселенцев из деревни, большинство из которых были, разумеется, румынами.

В 1966г. доля венгров в городском населении Трансильвании составила 27%, в 1992г. – 13%. То был второй, после разрушившей венгерскую аристократию аграрной реформы 1921г., большой удар по венграм – теперь, когда прежние хозяева Трансильвании не составляли большинства городского населения, господство румын в трансильванском обществе было надежно обеспечено. При этом доля венгров в населении области в целом снизилась несущественно – в 1992г. их был 21%. Последним венгерском оплотом в Трансильвании остался секейский край – в этой бедной сельской области, расположенной практически в центре Румынии, венгры по-прежнему составляют большинство.

Подход румынских властей к венграм не был постоянным. В первые годы коммунистического правления к венгерскому меньшинству относились лояльно. Во многом это происходило под давлением Советского Союза, стремившегося поддерживать равновесие между своими новыми вассалами. Важнейшим шагом по реализации такой политики стало создание в 1950г. венгерской автономии в секейских землях.

Отношение меняется по мере укрепления независимости Румынии. Первым дурным знаком для венгров стало закрытие в 1959г. университета с преподаванием на венгерском языке в Клуже. В 1968г. ликвидируется венгерская автономия. С этого рубежа начинаются систематические притеснения венгерского языка и культуры в сферах образования и средств массовой информации.

Впрочем, судьба венгров сложилась неплохо по сравнению с другим городским сообществом Трансильвании – немцами. Меры, принятые в 1945г. против представителей побежденной нации, отбросили немцев в низы румынского общества. В этих условиях установившиеся в 1967г. хорошие отношения между Западной Германией и Румынией имели счастливые последствия для многих личных судеб, но катастрофические – для народа трансильванских саксов в целом. Желание большинства немцев уехать из Румынии было очевидным, и западногерманское правительство просило за соотечественников. А у румынского правительства уже был опыт решения еврейского вопроса, в котором так замечательно сочетались приближение к этнической монолитности румынского общества и получение материальной выгоды.

Недаром пропагандисты времен Чаушеску вновь полюбили вспоминать о римском происхождении румын. Если увязка еврейской эмиграции с экономической помощью Румынии только подразумевалась, но напрямую не оговаривалась, то румыно-германские переговоры стали максимально похожи на торги на рабских рынках Римской империи. За обычного немца румыны брали 1 800 марок, за квалифицированного рабочего – 2 900, а за специалиста с высшим образованием – 11 000. В дальнейшем румынская сторона несколько раз пересматривала цены на немцев в сторону увеличения.

Западная Германия платила исправно, так что саксонские города и села Трансильвании начали пустеть. С 1967 по 1989г. уехали 200 тыс. немцев. К моменту свержения коммунистов в Трансильвании оставалось от 200 до 300 тыс. немцев из 750 тыс., проживавших там в 1930-е годы. Но и это был еще не последний акт драмы исхода саксов.

Ликвидация частной собственности, а затем оттеснение на периферию либо за рубеж народов, исторически составлявших трансильванскую элиту, лишили Трансильванию значительной части ее былого европейского лоска. Города обеднели, утратили былую социальную и культурную среду. Румыния же в целом стала куда более единообразной – накапливавшиеся веками различия между уровнем и характером развития областей по разные стороны Карпат теперь в значительной степени нивелировались. Причем выравнивание происходило на уровне Валахии и Молдавии, за счет деградации Трансильвании.

В своем стремлении к этнической монолитности коммунисты победили все нерумынские народы страны, кроме одного – цыган. Последние с давних пор представляли собой заметную часть социального пейзажа Румынии, но их доля в населении была ничтожной – 0,4% в 1956г. Однако уровень рождаемости у румын падал, а у цыган сохранялся, а иногда возрастал (именно они наиболее активно воспользовались теми социальными льготами для многодетных семей, которые наряду с запретом абортов были введены в 1966г.), так что соотношение начало меняться. В 1992г. доля цыган в населении Румынии по официальным данным составила 1,8%, по неофициальным оценкам - почти 5%.

Между тем, Чаушеску ведет свой все более монолитный народ на завоевание мировых рынков. Если поначалу обеспечение экономической независимости от коммунистического блока было вопросом скорее национального престижа, то постепенно оно становится жизненной необходимостью. В условиях оттока населения в города остававшееся крайне неэффективным сельское хозяйство не только утратило экспортный потенциал, но и все хуже справлялось с задачей прокорма собственной страны. С 1975г. в городах Румынии начинает ощущаться дефицит продуктов питания. Для поддержания уровня потребления необходимо прибегнуть к импорту. Внутри коммунистического блока достаточных запасов еды нет – «старший брат» сам уже десять с лишним лет импортирует продовольствие. Значит, нужна валюта.

Относительно возможности изделий вроде бы мощного румынского машиностроения конкурировать на свободном рынке иллюзий никто не питает. Остается лишь то решение, которое выручало Румынию до коммунистической индустриализации – нефть. Но и с ней дела обстоят не блестяще. В 1976г. Румыния достигает наивысшего показателя добычи нефти – 300 тыс. баррелей в день. Это в два раза больше, чем в 1930-х, что уже свидетельствует о замедлении роста по сравнению с началом 20 века, а затем показатели нефтяной промышленности идут вниз. Румынские запасы нефти были невелики и теперь приближались к истощению.

В ответ на эту ситуацию принимается решение превратить Румынию в перевалочный пункт на пути ближневосточной нефти в Европу и крупный мировой центр нефтеперерабатывающей промышленности. Силы страны мобилизуются на строительство огромных нефтеперегонных комбинатов. Хотя задача создания альтернативных налаженным морским перевозкам путей доставки нефти в Европу и нелегка, румынское руководство исходит из того, что проект будет востребован, поскольку в течение последнего более чем полувека спрос на нефть растет. Правда, после энергетического кризиса 1973г. рост серьезно замедлился, но на это предпочли не обращать внимания.

Срочно налаживаются хорошие отношения с Ираном и арабскими странами. Наиболее пробивным румынам удалось устроиться на работу в эмираты Персидского залива. В Румынии появились многочисленные арабские студенты, занявшиеся поставками в страну западного дефицита и восточных наркотиков, а также сделавшиеся объектом жгучей ненависти румынской молодежи мужского пола – эти экзотические пришельцы из капиталистического мира легко уводили лучших девушек.

Мобилизация ресурсов страны на новые великие стройки требует уменьшения потребления и увеличения рабочего времени, что и делается, правда пока в относительно скромных масштабах. И тут то находится группа населения, которая неожиданно резко реагирует на ужесточение эксплуатации – шахтеры долины Жиу. 30 июля 1977г. в городе Лупень 35 тыс. горняков объявляют забастовку с требованиями сокращения рабочего дня, улучшения снабжения шахтерского региона и отмены решения об увеличении пенсионного возраста. Судя по действиям руководства, оно после многих лет незыблемой внутренней стабильности пребывало в самой искренней растерянности. В какой-то момент шахтеры оказываются необычайно сильны – 2 августа они захватывают приехавшую к ним из Бухареста партийную делегацию и требуют, чтобы прибыл непременно Чаушеску. Тот появляется на следующий день, на первых порах видимо не испуганный, а наоборот уверенный, что его отеческое внушение быстро успокоит пролетариат. Но, услышав, как многотысячная толпа не внимает ему в молчаливой покорности, а отвечает яростными криками, Чаушеску возможно и в самом деле пугается. Он немедленно соглашается с требованиями шахтеров, благо те были чисто экономическими и касались одного небольшого региона. Чаушеску имел возможность услышать в том грозном реве толпы в 1977г. предзнаменование других отчаяния и ярости – тех, что вспыхнут двенадцать лет спустя. Но он не привык прислушиваться ни к чему, кроме собственных желаний.

После того как довольные одержанной победой шахтеры возвращаются на работу, в долину Жиу без лишнего шума подтягиваются лучшие силы госбезопасности. Предводителей забастовки арестовывают или они гибнут при невыясненных обстоятельствах. 4 тыс. наиболее активных участников принуждаются к смене работы и переезду. Зато остальные пользуются выбитыми из правительства социальными льготами – долина Жиу становится островком относительного благополучия в нищающей стране.

Возможно, с забастовкой шахтеров долины Жиу Чаушеску как раз повезло. Эти умевшие постоять за себя люди выступили очень рано – в самом начале новой полосы румынских бедствий, когда большинство населения страны еще не считало свое положение достаточно плохим, чтобы идти на риск участия в антиправительственных выступлениях. Случись такое где-нибудь в 1980-х, долина Жиу могла бы стать детонатором большого мятежа, а то и революции. Но выступление 1977г. привело к тому, что худшие времена шахтеры встретили подкупленными и лишенными предводителей.

Шахтерская забастовка стала предупреждением Чаушеску о том, что мечта Дракулы на самом деле не сбылась, и Румыния не обязательно будет покорно следовать любому мановению его руки. Появляются диссиденты, требующие выполнения властями обязательств соблюдать права человека, содержащиеся в подписанных Румынией в 1975г. документах совещания в Хельсинки (СБСЕ). В 1977г. адресованный собравшимся в Белграде министрам иностранных дел стран-участниц СБСЕ меморандум о нарушениях прав человека в Румынии составляет писатель Пауль Гома. Его подписывают 200 человек. В 1979г. несколько диссидентов провозглашают создание Свободного румынского профсоюза. Гома принуждается к отъезду из страны, создателей профсоюза сажают. В Трансильвании появляются опирающиеся на поддержку лютеранских и кальвинистских общин венгерские активисты, протестующие против усиления национальной дискриминации. Протестует даже глава официальной организации венгров Ласло Такач. Его убивают.

Благодаря этим протестам, Румыния вписывалась в общую для коммунистического мира тенденцию – к концу 1970-х попытки создать независимые общественные организации предпринимались повсюду в Восточной Европе и СССР. Сами независимые общественные движения были малочисленны и быстро уничтожались властями, но они оказались лишь одним из проявлений того общего надлома, который произошел в коммунистическом блоке в течение этого внешне благополучного десятилетия. Ресурсы экономического развития, под которым следует понимать не только (и даже не столько) возможности использования новой рабочей силы и новых полезных ископаемых, но и страх репрессий, заставлявший людей работать без рыночных стимулов, оказались близки к истощению. Зато усталость, разочарование и апатия охватили большую часть общества, не исключая и правящие элиты. В одной из стран, изначально бывшей самым слабым звеном в восточноевропейской «внешней империи» Советского Союза, эти тенденции уже в начале следующего десятилетия привели к революции.

А чуть раньше польской грянула иранская революция. В ноябре 1978г. всеобщая забастовка парализовала нефтяную промышленность Ирана. В 1979г. последовали свержение иранского шаха, захват власти исламистами, взятие ими в заложники американских дипломатов, разрыв экономических отношений Запада с Ираном и угроза большой войны в Персидском заливе. Цена барреля нефти возросла с 16 долларов весной 1979г. до 40 весной 1980г. Западные правительства начали активно внедрять разрабатывавшиеся еще со времен первого энергетического кризиса стратегии энергосбережения и использования альтернативных нефти источников энергии. В результате, с 1980г. мир вступил в длительную полосу снижения спроса на нефть и нефтепродукты.

Румыния как раз с 1977г. сделалась импортером нефти. А вся стратегия развития нефтеперерабатывающей промышленности страны была рассчитана на сохранение низких цен и продолжение роста спроса на это топливо. В начале 1980-х годов завязанные на покупку нефти и продажу нефтепродуктов внешнеторговые операции приносили Румынии убыток в 900 тыс. долларов ежедневно.

 

 

 



НАВЕРХ


Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!



Румыния


Интересное

Крым на открытках 1956 года


РОДНОЕ СЛОВО - 2 Учебник по чтению для учащихся 2-го класса четырёхлетней школы (1987 г.)


Новое на сайте

08.11. новости - Олег Борисов. Артист с большой буквы

05.11. новости - Выдающийся французский музыкант Джо Дассен

01.11. новости - Анатолий Кубацкий. Неповторимый герой советских сказок

30.10. новости - В день рождения знаменитого французского кинорежиссера Клода Лелуша

27.10. новости - Скончался легендарный российский актер Николай Караченцов

23.10. новости - Выдающийся композитор и дирижер Юрий Саульский

20.10. новости - Актрисе театра и кино Жанне Болотовой 77 лет

16.10. новости - Любимый актер советской эпохи Савелий Крамаров

12.10. новости - На советские экраны вышел легендарный фильм Михаила Калатозова «Летят журавли»

08.10. новости - Ушла великая Монсеррат Кабалье

03.10. новости - Ушел из жизни легенда французского шансона Шарль Азнавур

02.10. новости - Вера Васильева - настоящий символ вдохновения на театральной сцене

 


 

© Sovetika.ru 2004 - 2018. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки.