Поиск по сайту


+12
Издание предназначено для детей старше 12-ти лет.

Культурно-просветительское издание о советской истории "Советика". Свидетельство о регистрации средства массовой информации - Эл№ ФС77-50088.

е-мейл сайта: sovetika@mail.ru

(Дмитрий Ластов)



Посмотрите еще..


Блюда украинской кухни (Советский ОБЩЕПИТ)


Бриджит Бардо. Звезды и фильмы. Статья 1966-го года.


Free counters!



СССР, Латвия, Вехи жизни и творчества Линарда Лайцена

Вехи жизни и творчества Линарда Лайцена

 

Когда я приступал к написанию этого предисловия, за окном падали листья, дул резкий осенний ветер, и мне вдруг припомнилась книга рассказов Лайцена «На ветру и в затишье» (1913). Припомнилась, наверное, потому, что Лайцен, известный латышский писатель и общественный деятель, относился к такому типу людей, для которых смысл жизни заключался в непрерывной борьбе за светлые идеалы человечества, людей, никогда не стремившихся отыскать в жизни теплое, безопасное затишье, а предпочитавших грозные, «лобовые» ветры истории.

Он был верным сыном своей родины, активным борцом за ее счастье, видевшееся ему в идеалах социализма. Этим идеалам он был предан всю свою жизнь. Выть писателем для него значило — бороться. Революционная борьба являлась не только смыслом его жизни, но и смыслом творчества; потому на страницах произведений Лайцсна тема борьбы была главной, постоянно страстно звучащей темой. Один из крупнейших революционных латышских писателей, Лайцен создал около шестидесяти рассказов, четыре романа, несколько поэтических сборников.

Родился Лайцен 10 ноября 1883 года в семье разорившегося крестьянина-арендатора на севере Латвии в Яунрозской волости, недалеко от границы с Эстонией. Сторону эту называли Малиена, и персонажи ранних произведений («Малиена», 1913) писателя были жителями этих мест, говорившими на своем диалекте.

С детских лет Лайцен отличался любознательностью, вдумчивым отношением к окружавшей его действительности, ему свойственна была ненасытная жажда знаний. Но девятилетний Линард сидит за нартой лишь зимой, летом ему нужно пасти коров. Трудовую жизнь мальчику пришлось начать очень рано, однако учиться он не прекращал ни на минуту. В приходской школе Лайцен изучил русский язык настолько хорошо, что постоянно и с увлечением читал любимых им писателей А. Пушкина, Н. Гоголя, А. Кольцова, И. Козлова. Позже, работая учеником садовника, он подготовился к экзаменам в Валмиерскую гимназию.

Спустя многие годы в своих автобиографических заметках он, отвечая на вопрос, у каких писателей учился, скажет: «Одним из первых был Пушкин. «Онегина» я перечитываю и теперь — почти каждый год. Пушкина считаю одним из величайших мастеров стиля во всем мире».

В училище Лайцен редактирует подпольный журнал «Утро», распространяет социал-демократические листовки и вскоре оказывается на скамье подсудимых, и хотя его оправдывают, из училища все-таки исключают. Однако с этого момента он попадает под надзор полиции, с которой ему приходилось сталкиваться почти всю свою жизнь. С 1904 года эти преследования становятся постоянными.

Зимой 1905 года Лайцен принимает участие в сорокатысячной демонстрации рижских рабочих, проявивших свою солидарность с пролетариатом Петербурга. Лайцен находился в их рядах. Преследуемый властями, он вынужден перейти на нелегальное положение. В этом же году, сдав экстерном экзамены, он получил звание народного учителя, однако из-за политической неблагонадежности найти работу не смог. Он уезжает в родную Малиену, где ведет агитационную работу по организации ирестьяпского революционного самоуправления.

После поражения революции 1905 года, когда карательные экспедиции стали жестоко расправляться с ее участниками, Лайцен мод чужим именем скрывается на крестьянском хуторе, а когда и здесь становится небезопасно, эмигрирует в Финляндию. Этот период жизни Лайцена найдет свое отражение в романе «Эмигрант» (1926). Образ главного героя Витолда Витума в известной мере автобиографичен, эволюция его мировоззрения, но сути, является эволюцией взглядов самого автора. Витум, интеллигент, увлеченный революционным настроением народных масс, оторванный в эмиграции от рабочего класса, на некоторое время становится индивидуалистом. Во время социалистической революции он снова обретает веру в пролетариат.

В 1909 году за революционную деятельность Лайцена приговаривают к двум годам тюрьмы. С этого момента он девять раз в течение жизни будет привлекаться к суду и немало дней проведет в заключении, продолжая и там бороться своим пером, не оставляя писательского труда.

В период с 1913 года до Октябрьской революции школьный учитель Линард Лайцен живет в Москве, где учится на историко-философском факультете Народного университета имени Шанявского. Здесь же совершенствуют свои знания и его соратники и единомышленники, революционные латышские писатели Леон Паэгле и Клусаис (Эфферт).

Именно в эти годы Лайцен ненадолго увлекся модной тогда идеен государственной автономии Латвии, уводившей его от революционной борьбы, в отличие от Паэгле и Клусайса, которые являлись активными членами Московской латышской социал-демократической группы «Северяне», стоявшей на революционных позициях. В начале 1917 года он даже вступил в партию Латышской национальной демократии и пребывал в ее рядах в течение полугода. Вступление в эту партию означало, что Февральская революция до конца не рассеяла в его сознании идею автономной Латвии в буржуазном истолковании этого понятия: следуя этой идее, он пишет брошюру «Латвийское государство», в которой эту идею проводит. Но в том же году напечатанное стихотворение «Красное знамя» уже содержало нечто совсем иное, а именно — мысль о свержении власти тиранов, мечту о том времени, когда над свободными народами высоко взовьется красное знамя.

В августе семнадцатого писатель уходит из редакции буржуазной газеты «Лидумс» («Подсека»), и вскоре на рабочих собраниях и сходках он читает написанный им рассказ «Хозяин», проникнутый социалистическими идеями. Много лет спустя Лайцен скажет в своей автобиографии: «За лето 1917 года я в своем политическом развитии дошел до большевизма» (1).

Как профессиональный писатель Линард Лайцен сложился еще до революции 1917 года. Он являлся автором стихотворных сборников «Зной» (1907). «В городе и на селе» (1912); книг рассказов и очерков «На ветру и в затишье» (1913), «Малиена» (1914). Занимался он и переводческой деятельностью, им были переведены некоторые произведения Федора Сологуба, арабские сказки «Тысяча и одна ночь», «Кандид или оптимизм» Вольтера. Сборники рассказов «Запертые» и «Фонарь во мраке», увидевшие свет в 1918 году, по сути, включали в себя произведения, созданные автором до революции. Все эти произведения как бы завершают первый период творчества Лайцена, для которого были характерны идейные поиски. Имели место тут и иллюзии, и романтические взгляды, и присущие интеллигенту-индивидуалисту заблуждения.

Октябрьская революция покончила с былыми заблуждениями писателя, многое в собственном творчестве перестало его удовлетворять, от многого следовало отказаться. Он пришел к пониманию, что его произведения должны быть «гранатой, брошенной в твердыни отжившей морали и нравственности». Итогом такого понимания, его синтезом явился сборник рассказов «Оправданные» (1921). В нем уже ярко н четко отразило! процесс становления новых убеждений писателя. «Оправданные» — гневно и определенно звучащий протест против старого буржуазного мира.

Главные персонажи этого сборника с беспощадной откровенностью рассказывают о своей бесправной жизни. Идея сборника такова: жертвы капиталистической действительности, оказавшиеся на скамье подсудимых за то, что протестовали против норм официальной нравственности и этики, должны быть оправданы. «Оправданные» — одна из самых острых, полных негодования против существующего буржуазного общества книга в латышской литературе, сравнимая со взрывом бомбы. Автор оправдывает тех, кого осудило капиталистическое общество: революционера, повешенного тюремщиками; батрака, нз мести поджегшего хозяйский дом, вора, которого заставила воровать нужда,— от имени семерых героев ведется это повествование. Все они неповинны, виноват буржуазный строй. «Пережитое и прочувствованное в войну и революцию я стремился сконцентрировать в сборнике «Оправданные» с беспощадностью и безжалостностью»,— писал впоследствии Лайцен. «Оправданные» вызвали возмущение в реакционных кругах. Глава латышских декадентов Виктор Эглитис писал, что «последние рассказы Лайцена не являются литературой в подлинном смысле этого слова», что они — «радикальная пропаганда существующего в Советской России строя», а рассказ «Да здравствует «Долой»!» — «большевистская прокламация, приложенная к книге» (2).

Крупнейший латышский писатель и литературный критик Андрей Упит (1877—1970) в те годы писал, что «Оправданные» являются образцом прозы в латышской литературе. Даже реакционная печать признает, что Л. Лайцен — «лучший писатель из коммунистов».

В 1919 году в течение пяти месяцев до 29 мая власть в Валмиере находилась в руках Советов. В письме (от 23 января) сотруднику журнала ЦК Коммунистической партии Латвии «Дарбс» («Труд») Теодору Драудыню Линард Лайцен писал: «Когда я во время Октябрьской революции (в ноябре — январе) увидел, что именно большевики, коммунисты являются той силой, которая борется за право наций на самоопределение, реализует национальные потребности, я окончательно встал на их сторону».

Общественные организации избирают Лайцена заведующим вечерних курсов в Валмиере, и беспартийный большевик начинает работать под руководством партии. Лайцен читает цикл лекций о латышской литературе, одно из выступлений он открывает словами Н. А. Некрасова — «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан...»

В сентябре, когда Лайцен находится на военной службе, умирает его жена. Вслед за этой смертью - новая утрата — в конце года перед рождеством буржуазные националисты расстреливают одиннадцать валмиер-ских коммунаров, и среди жертв две бывшие ученицы Лайцена — Катри-на и Иоганна. Спонтанно рождается стихотворение «Памяти девушек»; в него вложена афористическая мысль: победа принадлежит тому, кто отдает себя без остатка народу.

Лайцен включился в систематическую общественно-политическую работу, деятельно участвуя в легальных организациях, которые находились под влиянием нелегальной коммунистической партии: читает лекции в Рижском народном университете, в клубе имени Я. Райниса, на I Празднике культуры рабочих, старается все чаще бывать в гуще народных масс. Выходит из печати его повесть «Знойное лето» (1920), которая позже станет второй частью романа «Эмигрант», и книга стихов «Караван» — свидетельство творческого роста революционного поэта, обратившегося к актуальной тематике, ищущего лаконичных средств выражения.

В 1921 году его избирают в члены Совета съездов внешкольного просвещения, он участвует в мероприятиях народного университета, совета рабочего кооператива «Културас балес», правления Клуба Центрального бюро рижских профсоюзов, по заданию которого ездит в сельские районы с политическими и литературными выступле-н ними.

Начинается его долгий путь в революционной журналистике. На афишах проводимых левыми профсоюзами вечеров имя Линарда Лайцена стоит рядом с именами революционных литераторов Вилиса Дерманиса, Леона Паэгле, Яниса Райниса. 1 мая 1921-го снова арест, первый для Лайцена арест в новой буржуазной республике. Его и Паэгле обвиняют в антигосударственной деятельности, но за отсутствием доказательств освобождают из Рижской центральной тюрьмы, хотя министр внутренних дел все-таки подписывает следующее решение: «Линарду Лайцену и Леону Паэгле предложить в десятидневный срок покинуть пределы Латвии, в случае неподчинения подвергнуть аресту и высылке в Советскую Россию». В связи со сменой Кабинета министров это решение отменяется.

1922 год. На выборах Рижской городской думы Лайцен как представитель левых профсоюзов избирается в депутаты, в комиссию социального обеспечения. Весной он на короткий срок выезжает в Верлин — посещает музеи и театры, здесь, в Берлине, он знакомится с русскими писателями Алексеем Толстым, Андреем Белым, с которыми вместе живет латышский скульптор Карлис Зале; встречается с эстонским писателем Фридебертом Тугласом.

В августе этого же года в помещение левых профсоюзов врываются чиновники политуправления. Лайцен, которого уже называют теоретиком коммунистов, снова арестован. На этот раз ему приходится отсидеть в тюрьме почти восемь месяцев. Пока писатель сидит в тюрьме, выходят в свет два своеобразных его произведения: любовная лирика «Хо-Таи» и вместе с Леоном Паэгле написанный киносценарий «Панама».

Весной 1923 года на основании акта сейма об амнистии политзаключенных Лайцена выпускают на волю, и он вскоре женится на учительнице Олге Скуе, ставшей его верным другом и спутницей на долгие и трудные годы.

Последовавшая за «Хо-Таи» книга рассказов «Мебельная Рига и приложения» являлась продолжением сатирической линии «Оправданных». Лайцен создает две пьесы для детей: «Швейная машина и Ветряная мельница» и «Принц в цветах». На Празднике культуры в Риге ставится его пьеса «Митинг на балу». Андрей Упит называет его самым современным, «самым сильным в семье латышских пролетарских лириков». Выходит в свет его теоретическая работа «Принципы поэзии», основная мысль которой — поэт, художник, должен стоять на позиции борьбы. Поистине безграничны работоспособность и энергия Лайцена: в том же году вышла в его переводе вторая киша арабских сказок «Тысяча и одна ночь», вслед за ней появляется чрезвычайной сложности перевод финского эпоса «Калевалы» (23 ООО строк), представляющий особую ценность среди переводов Лайцена. Продолжает писатель вести и просветительскую работу, читая лекции о пролетарском искусстве. В обзоре, напечатанном в журнале «Домас» («Мысли»), Лайцен выступает со статьей о Маяковском, упоминая в ней имена и других советских писателей — И. Эренбурга, С. Есенина. Интернациональная тематика доминирует в сборниках поэзии «Семафор» и «Берлин» («Зов негра», «Верхарн»).

В 1925 году Лайцен отправляется в Западную Европу и Северную Африку, в результате этой поездки рождается книга рассказов «Прекрасная Италия».

Книга резко противоположна всему тому, что написано было об этой стране буржуазными писателями. В наиболее ярких рассказах, таких, как «Камнем в окно», «Трубка табаку», «Карнавальный гость», с большой художественной силой описана тяжелая жизнь итальянских рабочих. Италия без идиллии. Советская печать («Красная газета», «Книгоноша») в это время публикует рецензию на изданную в Ленинграде книгу «Оправданные».

Вторая половина этого года принесла писателю целый ряд серьезных неприятностей. Подвергается конфискации его пьеса «Альфа и Авто», в которой изображена буржуазная Англия. В сентябре депутата Рижской городской думы Лайцена арестовывают и предъявляют обвинение в подрыве устоев существующего строя. В защиту латышского писателя Поднимают голос протеста и русские советские писатели. Лайцен выходит на волю. Однако в декабре судебный процесс по делу «Альфа и Авто» все-таки состоялся.

Линарда Лайцена оправдывают, «Альфа и Авто», а также его новая агитационная пьеса «Компромисс» становятся популярными в народе.

13 января 1926 года Л. Лайцен присутствует в помещении представительства СССР в Риге на докладе народного комиссара просвещения А. Луначарского «Культура в СССР». 28 января этого же года он получает скорбное известие о безвременной кончине своего друга и соратника по борьбе, латышского писателя-революционера, Леона Паэгле.

1927 год начинается с печатания в журнале «Домас» нового романа Лайцена «Взывающие корпуса».

Это произведение было задумано еще в 1913 году, в нем отражены факты биографии и жизненный опыт его автора-политзаключенного. Актуальность романа для того времени не сомнение. Он явился как бы руководством в революционной борьбе, не потеряв своей эстетической ценности. Писатель психологически тонко показывает мужество и стойкость таких людей, как учитель Атал, и глубокие противоречия в среде заключенных в царской тюрьме людей, где в одной камере сидят батрак и хозяин, революционер и криминалист, противоречия, присущие им и на воле, за стенами этой тюрьмы. Среди заключенных встречаются и струсившие попутчики революции, горько сожалеющие о своем участии в ней. Но главные герои романа — подлинные борцы за пролетарское дело.

Роман убеждает, что тюрьма бессильна задушить революцию. Роман содержит документальные факты, относящиеся к периоду революции 1905 года. Стиль этого романа предельно лаконичен. Эта особенность прослеживается и в языке, и в композиции, и в сюжетных решениях, и в характеристиках персонажей. Позднее Лайцен вообще отказывается от речевой образности, считая, что в языке не должна проявляться национальная специфика его народа, тогда произведение будет лучше восприниматься другими народами: «...язык и стиль должны быть интернациональными, революционными. Не гнаться за национально-этнографическими, а за революционно-политическими особенностями» (3).

Советские писатели Юрий Либединский и Михаил Чумандрин в журнале «Жизнь искусства» откликнулись на выход в свет этого романа, Лайцен назван ими «писателем редким», у которого страсть борца сочетается с талантом большого художника. Известный латышский писатель Янис Грант, бывший политзаключенным в буржуазной Латвии с 1934 но 1938 год, писал, что «Взывающие корпуса» — ценная и нужная книга, разоблачающая нечеловечность, жестокость буржуазии, се лживость и открыто классовый характер. В то же время роман в полный голос заявляет, что буржуазии не сломить рабочий класс жестокими репрессиями, не запугать его, ибо правда на стороне трудящихся и эта правда должна победить».

Главное событие года — поездка Лайцена в Советский Союз. В Ленинграде его как одного из руководителей делегации латвийских рабочих встречают живущий здесь латышский писатель Янис Эйдук и Михаил Чумандрин. В Москве он встречается с двоюродным братом Робертом Эйдеманом, писателем и начальником Военной академии имени Фрунзе, а также с Анри Барбюсом и украинским писателем Иваном Ле. Лайцен присутствует на праздновании Великого Октября, на Всемирном съезде друзей СССР, на I Международной конференции пролетарских и революционных писателей; побывал он в Баку и Тифлисе.

Настал 1928 год, богатый событиями и очень трудный для Лайцена. Он становится трибуном пролетариата в буквальном смысле этого слова. Его книга «69 дней в Союзе Советских Социалистических Республик», 68 етраниц с фотоснимками,— первая книга в буржуазной Латвии, в которой вопреки всяческим фальсификациям была рассказана правда о Стране Советов.

Лайцена избирают депутатом сейма, как член фракции рабочих и крестьян, он с высокой трибуны защищает интересы народа. Писатель и борец, он постоянно выступает перед различными организациями левых профсоюзов с горячими, страстными речами на рабочих митингах. На V Празднике труда его пьесу «Война» смотрят около десяти тысяч зрителей. Линард Лайцен издает и редактирует шесть номеров литературного и общественно-политического журнала «Крейса Фронте» («Левый Фронт»). Сам, будучи главным его редактором, пишет статьи о М. Горьком, С. Эйзенштейне. Его энергия неисчерпаема; он устанавливает связи с немецкими революционными писателями и, будучи членом редколлегии многих левых изданий, воспитывает молодых журналистов. В названиях его статей слово «борьба» — постоянное, обыденное слово: борьба за единый фронт рабочей культуры, борьба за свободу слова, борьба за амнистию политзаключенных.

В апреле 1928-го общественность отмечала 25-летие литературной деятельности Л. Лайцена. 22 августа Лайцен участвует в грандиозной демонстрации протеста против закрытия левых профсоюзов, его снова арестовывают, но отпускают. В сентябре вновь заключают в тюрьму, и это в девятый раз. В защиту Лайцена выступают журналисты и писатели Европы: «Известия» публикуют протест Международного бюро революционной литературы (А. Барбюс, И. Бехер, К. Клебер, Ю. Либединский, А. Серафимович), членом которого Лайцен является; протестуют представители латышской секции Ассоциации ленинградских пролетарских писателей, они обращаются с письмом к Максиму Горькому. Лайцена освобождают в связи с избранием в сейм. В конце года он едет в Москву, чтобы заключить договоры об издании книг.

В Советском Союзе Лайцен принят как член Коммунистической партии Латвии, в которую он вступил в 1929 году. Летом 1929 года он три месяца лечится на юге, знакомится со строительством и культурной жизнью СССР. Вернувшись домой, читает лекции, в которых отражены свежие впечатления от поездки. В СССР выходят из печати два тома избранных произведений Л. Лайцена. В первом томе роман «Эмигрант», с предисловием Ю. Либединского и М. Чумандрина. Они пишут: «Линард Лайцен — интереснейшая фигура среди писателей Запада: профессиональный революционер с четвертьвековым стажем, неутомимый борец в рядах левых рабочих Латвии и в то же время большой художник,— он сознательно отдал свой талант рабочему классу. Это — сочетание, которым могут похвастаться далеко не многие из западных писателей».

О его романе «Эмигрант» написано много рецензий на страницах русской советской печати. Не меньше отзывов получает и роман «Взывающие корпуса». По выходе его «Красная газета» пишет: «Этой углубленностью своих типов книга Лайцена является дополнением к таким известным нашим книгам о тюрьме и каторге, как «Записки из Мертвого дома» Ф. М. Достоевского, «Сахалин» Дорошевича, «Каторга и ссылка» Джорджа Кенана». Вслед за романом появляется сборник рассказов «Камеры». По мнению автора, в нем представлены лучшие произведения его короткой прозы. После значительного перерыва Лайцен вновь выступает как поэт, в стихотворном сборнике «Азиат» звучат призывы к революционной борьбе.

В начале 1930 года Лайцен находится в Германии, осенью — в Крыму, где проводит отпуск в туберкулезном санатории «Коммунары». В письме одному товарищу он пишет: «Необходимость политической борьбы и заставляет меня лечиться, и, вероятно, поэтому придется переменить образ жизни н занятий — постепенно вернуться к чисто писательской работе, именно таким образом продолжать политическую борьбу».

Его избирают в члены совета МОРП (Международная организация революционных писателей). В Риге Лайцена навещают словацкие революционные писатели Франс Краль и Петер Илемницкий. В 1930 году издаются второй и четвертый тома «Избранных произведений» Линарда Лайцена, где собраны рассказы под названием «Гибель британского средиземного флота» и «Да здравствует «Долой»!». О них пишут «Правда», альманах «Земля советская», «Звезда», «Литература и искусство», «На литературном посту». «Среди революционных художников Запада латышский писатель Линард Лайцен — один из популярных у нас писателей» («Красная газета»).

В январе 1931 года за рассказ И. Леманиса «Боевая батарея» конфискуют 5/6 номера журнала «Крейса Фронте», а ответственного редактора Олгу Лайцен предают суду. Против закрытия революционного издания выступают: МОРП, организации финских, латышских писателей в Советском Союзе, отдельные советские литературоведы и писатели, литовские прогрессивные писатели, Ассоциация пролетарских писателей Германии, профсоюз латышских писателей и журналистов. Министр внутренних дел отказывает Лайцену в заграничном паспорте для поездки на лечение в Швейцарию. Лайцена снова собираются судить. Это вызывает протест со стороны Ассоциации ленинградских пролетарских писателей. С марта 1931 года Лайцен начинает издавать новый журнал «Трибине», явившийся продолжением «Крейса Фронте». Его статьи, печатающиеся здесь, как всегда остры: «Революционное искусство против лживости и хулиганства», «Идиотизм хозяйства капитализма», «Маска лицемерия», в других периодических изданиях он пишет о кризисе, о двурушнической политике лидеров социал-демократической партии. Отношение коммунистов к латышским социал-демократам нашло свое яркое отражение и в художественном творчестве Лайцена («Портфель и петля», «Аугуст на лесах»). Писателю приходится отстаивать своп пролетарские принципы на заседаниях сейма и думы. В этом же году ленинградское отделение ГИХЛа начинает выпуск Собрания сочинений Линарда Лайцена.

1932 год для Линарда Лайцена является историческим — он навсегда уезжает в Советский Союз. Поездке этой предшествует нападение на Лайцена двух агентов политической полиции, к счастью, писателю удается вырваться из рук неизвестных. Лайцен берет отпуск для поправки здоровья, получив паспорт на выезд в Германию и Италию, он покидает Латвию навсегда, еще сам того не зная. В письме, отправленном из Берлина в Рижский окружной суд, он просит отложить рассмотрение его вопроса на неопределенное время, так как из-за болезни должен несколько лет провести за границей, отказавшись от депутатского мандата. Лайцена заочно приговаривают к шести месяцам тюремного заключения.

В сентябре 1932 года он приезжает в Ленинград, в октябре в Москву, в ноябре в печати появляется его стихотворение «Красная площадь». Начинается сотрудничество с журналом «Литература мировой революции». Его назначают председателем латвийской комиссии МОРП. В Ленинграде выходят II и III тома Собрания сочинений.

1933 год — первый «спокойный» год в жизни Лайцена. Всеми силами он стремится активно включиться в жизнь страны, интенсивно и плодотворно работать на литературном поприще и в журналистике, сотрудничать в латышском журнале «Целтне» («Стройка»). Особое место в творчестве писателя занимает сборник рассказов «Портфель и петля» (1933). Эта книга написана в Советском Союзе, в ней автор мог свободно излагать свои мысли. Книга имеет островыражениую сатирическую направленность. Лайцен ведет прицельный огонь против латышских социал-демократов, против меньшевиков, пособников буржуазии. Писатель срывает маску с лица социал-демократии, показывая ее предательскую политику в отношении трудящихся, обогащение ее членов за счет рабочих масс, внутренние разногласия и несостоятельность. Л. Лайцен составляет альманах молодых революционных писателен «Пролетарская Латвия», пишет предисловие для книги боевого соратника Индрикнса Леманнса «Машины» (они встретились в Москве). Этот год заканчивается празднованием 30-летия писательской деятельности Линарда Лайцена. Статью о нем публикует в «Литературной газете» теоретик-марксист Вилие Кнорин.

Избранный делегатом, 26 августа 1934 года поднимается Линард Лайцен па высокую трибуну I Всесоюзного съезда писателей и произносит речь, которую заканчивает словами: «...проблемы у нас — у всех советских народов и писателей — общие, как общая у нас задача — своим литературным оружием бороться за настоящего социалистического человека и за социалистический уклад во всем мире. Перед лицом этих проблем нет ни малых, ни больших народов, а есть одна объединяющая цель. Но нужно окончательно признать, что только благодаря глубокой эрудиции, высокой художественной культуре, знанию своего дела, благодаря социалистическому большевистскому стилю мы сумеем повести за собою колеблющиеся элементы в капиталистических странах и заставим врагов признать авторитет социалистического реализма. Мастерство писателя — это не только защита Советского Союза, но и овладение всем миром». В правлении СИ СССР из числа латышских представителей избирают Роберта Эйдемана, в ревизионную комиссию — Линарда Лайцена.

В 1935 году Линард Лайцен выступает в Петрозаводске на праздновании 100-летия «Калевалы» с речью, произнесенной им на финском языке. В этом же году выходит роман Лайцена «Лимитрофия», в котором писатель показывает, как распространяется фашизм в Прибалтике и как ведется борьба народа против него. Роман был задуман как трилогия и остался незавершенным.

В 1936 году появляется сборник стихотворений Лайцена «Политика и лирика», в названии которого акцентируется последовательность и принципиальность мировоззрения автора. В июне в Гаграх Лайцен выступает на траурном митинге по поводу кончины великого пролетарского писателя Максима Горького, он отмечает колоссальное влияние его на латышскую литературу и культуру, а также революционные события в Прибалтике.

В последние годы жизни Линард Лайцен вновь обращается к творчеству своего любимого писателя А. С. Пушкина, он вдохновснно работает над переводом его прозы, книга этих переводов выходит в 1937 году.

Яркая жизнь пламенного революционера, беззаветно преданного делу рабочего класса, популярнейшего и любимейшего народом писателя была без остатка отдана пролетариату. Творчество Лайцена, идейно направленное против капиталистического строя, оказало влияние на многих писателей 20-х и 30-х годов, которые учились у него принципиальности, острой постановке проблем. Он был для них образцом личного мужества и стойкости. Народный латышский поэт Янис Судрабкалн сказал о Лайцене: «...несколько книг его прозы и стихов принадлежат к самому замечательному, что дала латышская литература нашего века... мысль ясна, проведена до конца, язык сильный и лишенный ненужных орнаментов и расслабляющей сентиментальности. И повсюду, даже в самой аскетической суровости, чувствуется жизнь, кипение, человеческая беспокойная душа».

 

(1) Лайцен. Автобиография. Архив Института истории КП Латвии.

(2) «Латвияс карейвис» («Латвийский боец»), 1921, № 95.

(3) Л. Лайцен. Как я работаю. «Трибине», 1931, № 1.

 

 

Илгонис Берсон

Из книги: Лайцен Л. Портфель и петля. М., 1983 г.



НАВЕРХ


Внимание! При использовании материалов сайта, активная гиперссылка на сайт Советика.ру обязательна! При использовании материалов сайта в печатных СМИ, на ТВ, Радио - упоминание сайта обязательно! Так же обязательно, при использовании материалов сайта указывать авторов материалов, художников, фотографов и т.д. Желательно, при использовании материалов сайта уведомлять авторов сайта!



На главную страницу о Латвийской ССР


Интересное

Революционная куба (Фотографии Кубы 1963 г.)


Вильнюс на открытках 1969-го года


Новое на сайте

08.11. новости - Олег Борисов. Артист с большой буквы

05.11. новости - Выдающийся французский музыкант Джо Дассен

01.11. новости - Анатолий Кубацкий. Неповторимый герой советских сказок

30.10. новости - В день рождения знаменитого французского кинорежиссера Клода Лелуша

27.10. новости - Скончался легендарный российский актер Николай Караченцов

23.10. новости - Выдающийся композитор и дирижер Юрий Саульский

20.10. новости - Актрисе театра и кино Жанне Болотовой 77 лет

16.10. новости - Любимый актер советской эпохи Савелий Крамаров

12.10. новости - На советские экраны вышел легендарный фильм Михаила Калатозова «Летят журавли»

08.10. новости - Ушла великая Монсеррат Кабалье

03.10. новости - Ушел из жизни легенда французского шансона Шарль Азнавур

02.10. новости - Вера Васильева - настоящий символ вдохновения на театральной сцене

 


 

© Sovetika.ru 2004 - 2018. Сайт о советском времени - книги, статьи, очерки.